Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Александровская колонна

автор — Чижик

Александровская колонна

11 сентября (30 августа по старому стилю (см. Календарь)) 1834 г. тысячи петербуржцев собрались на Дворцовой площади, чтобы стать свидетелями долгожданного события — торжественного открытия величественной колонны, памятника в честь победы России над Наполеоном. Установить в центре площади монумент предложил архитектор Карл Иванович Росси. Императору Николаю I идея понравилась, был объявлен конкурс, который выиграл Огюст Монферран, автор Исаакиевского собора и «Дом со львами». По замыслу архитектора колонна должна была не только напоминать триумфальные колонны Древнего Рима, но и превосходить аналогичные памятники воинской славы, в первую очередь Вандомскую колонну в Париже, посвященную военным победам Наполеона.

Непросто было найти огромную гранитную скалу, еще сложнее — вырубить из нее шестнадцатитонный монолит. Вырубка производилась по методу «мастера каменных дел» — Самсона Ксенофонтовича Суханова, под руководством которого были созданы монолитные гранитные колонны Исаакиевского и Казанского соборов, а также портик здания Горного института. В августе 1832 г. два парохода доставили огромную колонну, погруженную на специально построенную баржу, с северного берега Финского залива в Петербург. А на Дворцовой площади уже в течение двух лет кипела работа. Чтобы укрепить площадку под основание колонны, в землю было вбито 1250 сосновых свай длиной по 6 м каждая. На эти сваи были установлены полуметровые гранитные блоки фундамента и блоки пьедестала весом более 100 т. Казалось, что самое сложное — поднять колонну и установить ее на пьедестал. Однако 2000 солдат и 400 рабочих справились с задачей всего за 1 час 45 минут. Это удалось сделать с помощью хитроумной системы кабестанов — старинных лебедок, представляющих собой вертикальный вал, на который наматывался канат. С помощью кабестанов за четыре года до этого Монферран установил колонны Исаакиевского собора.

Фигуру на вершине колонны — шестиметровую статую ангела, попирающего крестом змею, — создал скульптор Борис Иванович Орловский, автор памятников Михаилу Илларионовичу Кутузову и Михаилу Богдановичу Барклю де Толли у Казанского собора. Скульптор придал лицу ангела сходство с Александром I, победителем Наполеона. Пьедестал колонны украсили четыре барельефа, выполненные по рисункам Монферрана и изображающие старинное русское и античное оружие. На барельефе со стороны Зимнего дворца изображены два Гения славы с подписью «Александру Первому благодарная Россия».

Находясь в центре Дворцовой площади, колонна была немым свидетелем множества парадов, проводимых здесь российскими императорами. «В России дышит всё военным ремеслом / И Ангел делает на караул крестом» — известное двустишие, приписываемое современниками Александру Сергеевичу Пушкину.

Александровская колонна — самая высокая монолитная триумфальная колонна в мире, ее высота с основанием и фигурой ангела составляет 47,5 м (высота самой колонны — 25,58 м), диаметр — 3,56 м, а держится она только силой собственной тяжести. Последний факт не только поражал, но и пугал некоторых петербуржцев, так что многие поначалу опасались проходить или проезжать рядом, боясь падения колонны. Иногда колонну именуют Александрийским столпом. Это название впервые прозвучало в стихотворении Пушкина «Памятник», никакого отношения к колонне, впрочем, не имеющем, так как поэт пишет о Фаросском маяке. Городской фольклор связывает с колонной множество легенд и утверждает, что ангел Александровской колонны — один из хранителей нашего города (см. Символы Санкт-Петербурга).

Изначально колонна была окружена бронзовой оградой, также изготовленной по проекту Монферрана. Рядом стояла караульная будка, в которой дежурил военный, следивший за порядком. В советское время ограда была уничтожена — восстановили ее лишь в 2004 г.

Александровский сад

автор — Чижик

Александровский сад

Александровский сад находится в самом сердце Петербурга — он окружает с южной и западной сторон Адмиралтейство.

История сада начинается со времен основания города. Адмиралтейство было окружено рвом, а перед ним размещалась так называемая эспланада — свободный участок земли, предназначенный для ведения артиллерийского огня в случае нападения противника с суши. Когда Адмиралтейство перестало играть роль крепостного сооружения, луг перед ним использовался для разных нужд, в том числе и для выпаса дворцового скота, и для складирования отходов от строительства Зимнего дворца. Со складом строительного мусора связан забавный казус: чтобы избавиться от него, Петр III объявил о том, что каждый может бесплатно взять оттуда все, что угодно, — после этого указа народ моментально разобрал всю мусорную гору. Во времена правления Анны Иоанновны на этом месте начали устраивать народные гуляния с фейерверками. На лугу возводились потешные павильоны, винные фонтаны (см. Фонтаны Санкт-Петербурга) и прочие увеселения.

В начале XIX в. здесь был обустроен бульвар, ставший местом прогулок горожан. Тут обменивались новостями, здесь рождались городские сплетни и слухи.

К 200-летию Петра I было принято решение устроить на этом месте городской сад. Создавать его поручили директору Ботанического сада ботанику Эдуарду Людвиговичу Регелю. Работы начались в 1872 г. Было высажено множество деревьев и кустарников, поставлены скамейки, проложены аллеи. Официальное открытие состоялось спустя два года. На нем присутствовал император Александр II, который дал согласие на то, чтобы сад был назван его именем. Монарх даже посадил дуб на газоне напротив портала Исаакиевского собора — это дерево и сегодня можно увидеть в Александровском саду, оно обнесено оградой. Несколькими годами позже в саду были построены беседки и установлен фонтан — на тот момент самый большой в Петербурге. Еще некоторое время спустя в саду выстроили павильоны, поставили скульптуры и памятники выдающимся личностям России. Кроме того, до Октябрьской революции 1917 г. в Александровском саду шла купеческая торговля, в теплое время года тут в киосках продавали молоко, прохладительные напитки и сладости. В Александровском саду до наших дней сохранился один из первых общественных туалетов времен Александра III.

Сад переименовывался несколько раз. Первоначально он назывался Адмиралтейским, так как находится у Адмиралтейства и возник на месте Адмиралтейского луга. После его благоустройства и официального открытия Александром II сад был назван Александровским. После революции, в 1920 г., сад, как и многие места в городе, был переименован и стал называться Садом трудящихся, а в 1936 г. к этому названию добавили именование в честь Максима Горького — так он стал называться Садом трудящихся имени М. Горького. В 1989 г. саду вернули первоначальное название — Адмиралтейский. А в 1997 г. ему было возвращено более позднее историческое наименование.

В Александровском саду установлены памятники Михаилу Юрьевичу Лермонтову, Михаилу Ивановичу Глинке, Василию Андреевичу Жуковскому, Николаю Михайловичу Пржевальскому.

Ампир

автор — Чижик

Ампир

Ампир — стиль в архитектуре (см. Архитектурные стили) или живописи, завершивший собой развитие классицизма. Слово это происходит от французского «empire» (империя) и определяет направление в искусстве, появившееся в наполеоновской Франции. Для ампира, как и для классицизма в целом, характерно следование образцам античности, особенно поздней Римской империи. Имперские притязания Наполеона на мировое господство нашли в этом стиле свое отражение.

Парадоксально, но, победив французов в Отечественной войне 1812 г., Россия переняла искусство побежденных. Ни в одной другой стране Европы ампир не был принят с такой готовностью. В действительности на это были особые причины: Россия сама становилась все более могущественной империей, а Петербург входил в первый круг европейских столиц. Еще до войны русские дворяне восхищались альбомами с рисунками французской архитектуры и выписывали из Франции предметы интерьера, в первую очередь мебель. После окончания войны в России появился Огюст Монферран, молодой и талантливый французский архитектор, строивший в стиле ампир (Исаакиевский собор, Александровская колонна, памятник Николаю I).

Создателем же русского ампира следует считать Карла Ивановича Росси. Воздвигнутые им ансамбли — истинное украшение Петербурга. Блестящими образцами ампира стали также здания Адмиралтейства, созданного архитектором Андреяном Дмитриевичем Захаровым, и Горного института, выстроенного по проекту Андрея Никифоровича Воронихина.

Ампир легко узнаваем по декоративным элементам: легионерским значкам с орлами, связкам копий, пучкам стрел, ликторским топорикам. Наряду с ними в декоре можно увидеть и элементы древнеегипетского искусства: во времена поздней Римской империи были популярны орнаменты и скульптура Египта. После Египетского похода Наполеона в конце XVIII в. египетский стиль проник в Европу.

Ампир был близок и мастерам, работавшим в малых формах. Так, на Императорском фарфоровом заводе (до недавнего времени завод носил имя Михаила Васильевича Ломоносова, сейчас ему возвращено первоначальное название) в этом стиле изготавливались парадные сервизы с преобладанием характерных для ампира ярких цветов — красного, синего, белого с золотом.

Ампир считается стилем позднего классицизма, после него в архитектуре воцарилась эклектика. «Классицизм вошел в Петербург через арку Главного штаба, а вышел через арку Сената и Синода», — говорили петербуржцы в XIX в.

Анатомия

автор — Чижик

Анатомия

Анатомия — раздел биологии, который изучает строение тела живых организмов (человека, растений, животных). Издавна под анатомией понималась только анатомия человека, а анатомия животных и растений появилась позже. Предмет изучения анатомии человека — человеческое тело, его форма, строение, происхождение и развитие. Это направление науки имеет огромное значение прежде всего для медицины. Анатомия человека тесно связана с такими науками, как антропология, физиология человека, генетика и др. Кроме того, знание анатомии человека необходимо мастерам изобразительного искусства для соблюдения пропорций человеческого тела, правильной передачи поз, жестов и мимики. Внешний вид человеческого тела изучает пластическая анатомия.

Знаниями о строении человеческого тела обладали еще представители древних цивилизаций Египта, Китая, Индии, а также индейцы Южной Америки (майя, ацтеки, инки). Ученые Древней Греции оказали значительное влияние на развитие анатомии. Выдающимися медиками и анатомами были такие древнегреческие исследователи, как Гиппократ и Герофил, внук Аристотеля. Ученые Древнего Рима Авл Корнелий Цельс и Гален также внесли свою лепту в развитие анатомии, благодаря им появилась латинская анатомическая терминология. В Средние века наука практически не развивалась, поскольку Церковь отрицательно относилась к любым исследованиям в области анатомии человека и вскрытие трупов было запрещено.

В эпоху Возрождения ученые и медики возобновили попытки изучения тела человека и процессов, происходящих в его организме. Основу научной анатомии заложили исследования Леонардо да Винчи, Андреаса Везалия и Уильяма Гарвея. Да Винчи интересовался анатомией, поскольку для него важным было правильное и пропорциональное изображение человека. В дальнейшем он увлекся анатомией как наукой и одним из первых начал проводить вскрытие трупов для изучения человеческого организма. Он был первым, кому удалось изобразить органы человеческого тела с максимально возможной для того времени достоверностью. Да Винчи внес огромный вклад в развитие анатомии — сегодня он считается основоположником пластической анатомии.

На протяжении XVII–XIX вв. в анатомии было сделано множество важных открытий, что привело к возникновению в составе этой науки целого ряда новых дисциплин: например, гистологии (изучает строение тканей живого организма), эмбриологии (исследует развитие зародыша), сравнительной и топографической анатомии.

В некоторых странах Европы в XV–XVI вв. были организованы специальные анатомические театры, где вскрытие трупов людей производилось перед публикой, сопровождалось лекциями, музыкой и дискуссиями. Поскольку препарирование человеческого тела всё еще считалось греховным делом, для публичных вскрытий использовались трупы преступников. Злодеяния, совершенные ими, оправдывали осквернение тел.

В допетровскую эпоху анатомия в России развивалась не слишком активно — лишь в середине XVII в. к просвещенной общественности пришло осознание необходимости этой науки: тогда на русский язык были переведены труды голландца Андреаса Везалия, основоположника научной анатомии. С приходом к власти Петра I анатомия, как и вся российская наука в целом, получила мощный импульс к развитию. Первый анатомический театр в России появился после Великого посольства Петра I в Голландию, где он и познакомился с этим явлением. Сначала анатомический театр был учрежден в Москве, после основания Петербурга размещался во дворце царицы Прасковьи Федоровны при Академии наук (сейчас на этом месте находится Зоологический музей), а позднее, в 1728 г., — в Кунсткамере. Там же была размещена и частично экспонируется до сих пор уникальная коллекция анатомических и зоологических редкостей XVII в., собранная голландским анатомом Фредериком Рюйшем и купленная в 1717 г. Петром I. Сам Петр I очень интересовался медициной и, в частности, анатомией, поэтому часто присутствовал в анатомическом театре, а иногда и сам участвовал в проведении вскрытий.

В начале XIX в. в Петербурге сформировалась своя анатомическая школа, основоположником которой был Петр Андреевич Загорский. Большое влияние на развитие отечественной анатомии в Петербурге оказали такие люди, как Илья Васильевич Буяльский, одаренный ученый и блестящий хирург, Николай Иванович Пирогов, величайший анатом, Венцеслав Леопольдович Грубер, Каспар Фридрих Вольф, положивший начало российской эмбриологии, и многие другие.

Особое внимание анатомии уделяли в петербургской Академии художеств: с первых дней существования академии она была в числе обязательных предметов. В стенах академии до сих пор существует Кабинет анатомии. В Петербурге находится несколько анатомических музеев: в Академии физической культуры имени Петра Францевича Лесгафта, Академии ветеринарной медицины, в Музее гигиены на Итальянской улице.

Английская набережная

автор — Чижик

Английская набережная

Английская набережная пролегает по левому берегу Большой Невы от Сенатской площади до Ново-Адмиралтейского канала. Ее протяженность составляет 1260 м.

За всю историю существования Английскую набережную переименовывали множество раз. Годом создания набережной можно считать 1710-й, когда на ней, рядом с Адмиралтейством, построил свой дом Александр Данилович Меншиков. Изначально Петр I планировал использовать набережную только для промышленных целей, однако уже в 1714 г. земля на ней была распределена между богатыми людьми со строгим указанием обустраивать свои участки берега. Первое официальное название набережная получила в 1715 г. — 1-я линия ниже Адмиралтейства, затем в 1738 г. была переименована в Береговую Нижнюю набережную улицу.

С тех пор набережную переименовывали еще пять раз. Во второй половине XVIII в. она стала называться Исаакиевской — в честь Исаакиевской церкви, которая находилась на месте памятника Петру I работы Этьена Мориса Фальконе (Медный всадник). Затем была переименована в Галерную линию и Галерную набережную в связи со строительством галерной верфи за Ново-Адмиралтейским каналом. В конце XVIII в. появилось ныне существующее название — Английская набережная. Дело в том, что большинство особняков, построенных на набережной, принадлежали англичанам, и там сформировалась своего рода английская колония: ведь по соглашению между Англией и Россией дома английских купцов были освобождены от налога. На набережной работал популярный Английский клуб, один из первых в России джентльменских клубов, который был известен карточными играми, обедами и большим влиянием на общественное мнение. Рядом, на Галерной улице, находился английский театр. Многие английские купцы оставались в Петербурге на постоянное проживание, и им требовался свой приход. Для этого по проекту архитектора Джакомо Кваренги был перестроен дом № 56 — в нем разместилась англиканская церковь Иисуса Христа (см. Религии в Санкт-Петербурге).

В 1918 г. эту часть невского берега назвали в честь моряков Балтийского флота, принимавших активное участие в Октябрьской революции 1917 г., — набережной Красного Флота. Историческое название было возвращено ей в 1994 г. — в рамках подготовки к визиту в Петербург английской королевы Елизаветы II.

На Английской набережной располагается много известных зданий. Это и особняк Павла Павловича фон Дервиза (в начале ХХ в. принадлежал великому князю Андрею Владимировичу) — самое популярное сейчас в Петербурге место заключения браков (см. Дворец бракосочетаний); и дом князя Бориса Алексеевича Куракина, в котором в разные годы размещались: Коллегия иностранных дел, Министерство иностранных дел, Императорская военная академия, Академия Генерального штаба; и Румянцевский особняк, в котором расположен филиал Музея истории Санкт-Петербурга; и Мало-Михайловский дворец (дворец великого князя Михаила Михайловича, внука Николая I); и дворец великого князя Михаила Александровича (брата Николая II).

В застройке Английской набережной принимали участие такие знаменитые архитекторы, как Джакомо Кваренги, Карл Иванович Росси и другие.

Своим величественным видом Английская набережная вдохновляла многих художников. В разное время ее рисовали Федор Яковлевич Алексеев, Иоганн Георг Майр, Василий Семенович Садовников, Бенжамен Патерсен, Мишель-Франсуа Дамам-Демартре и др. Английская набережная по праву может считаться одной из жемчужин Петербурга.

Андреевский рынок

автор — Чижик

Андреевский рынок

В первой трети XVIII в. Васильевский остров бурно застраивался, население его росло. Развивалась и розничная торговля самыми необходимыми тогда товарами — дровами, сеном, хлебом, мясом. К началу 1720-х гг. от 6-й линии по Большому проспекту Васильевского острова протянулись два ряда деревянных лавок. Между 2-й и 3-й линией, напротив Меншиковского дворца, стихийно образовался Меншиковский рынок, который затем перенесли к 20-й линии, что показалось купцам весьма неудобным, и по их просьбе рынок вновь был перемещен — на сей раз ближе к церкви Андрея Первозванного (см. Андреевский собор). Постепенно рынок, названный Андреевским по имени церкви, которую позднее перестроили в собор, занял целый квартал между 5-й и 6-й линией и к 1740-м гг. обрел официальный статус.

После того как в 1763 г. деревянный рынок сгорел, купцы обратились в Сенат (см. Сенат и Синод) с просьбой предоставить им кредит на строительство нового рынка. Екатерина II одобрила эту идею, был объявлен конкурс на лучший проект рынка с каменными торговыми рядами, площадью для продажи дров и сена и прудом. Автор победившего проекта сегодня неизвестен, но, вероятно, им стал Готлиб Христиан Паульсен, специализировавшийся на возведении рынков в различных районах Петербурга. Строительство продолжалось более двадцати лет, а новый пожар в 1795 г. заставил отказаться от самой идеи деревянных лавок, и рынок стал полностью каменным.

В течение всего следующего века в архитектурном облике рынка появлялись изменения и дополнения: возникла галерея со стороны Волжского переулка, со стороны Большого проспекта пристроили корпус из металла и стекла для торговли товарами, которые привозили из пригородов столицы местные крестьяне.

В ХХ — начале XXI в. рынок перестраивался еще дважды. Последняя реконструкция (2003) частично была направлена на восстановление исторического облика рынка (фасадов, галереи, витрин, кровли) с учетом современных требований. Сегодня Андреевский рынок имеет статус архитектурного памятника федерального значения (см. Рынки в Санкт-Петербурге).

Андреевский собор

автор — Чижик

Андреевский собор

Андреевский собор на углу 6-й линии и Большого проспекта Васильевского острова — один из старейших храмов Петербурга. Церковь, посвященную апостолу Андрею Первозванному, который, согласно «Повести временных лет», проповедовал и на Руси, планировал построить перед зданием Двенадцати коллегий (см. СПбГУ, Менделеевская линия) еще Петр I. Однако деревянный храм (вероятно, по проекту Доменико Трезини) начали возводить только в 1728 г. — и на значительном отдалении от этого места. Деньги на постройку собора завещал один из первых кавалеров ордена Андрея Первозванного — генерал-адмирал граф Федор Матвеевич Апраксин. Через 4 года церковь освятили. Она предназначалась для празднества кавалеров старейшего русского Андреевского ордена, учрежденного в конце 1690-х гг. Петром I (праздник отмечался 30 ноября).

В 1744 г. церковь получила статус собора. На торжественных богослужениях тут бывали члены царской семьи и другие известные люди (например, Михаил Васильевич Ломоносов), но здание собора было неудобным — маленьким и холодным. В 1740-е гг. рядом появляется еще одна церковь (Трех Святителей Вселенских), построенная по проекту Джузеппе Трезини (племянника и зятя Доменико Трезини). Она использовалась как дополнительное помещение собора.

В 1761 г. собор сгорел и было принято решение построить каменный храм. Он возводился под руководством главного архитектора Сената (см. Сенат и Синод) Александра Францевича Виста в течение полутора десятилетий и достоял до наших дней. Вист, родившийся в России, в семье выходца из Шлезвига, успел в процессе работы над Андреевским собором побывать под судом, так как во время строительства часть каменной кладки обрушилась. Однако впоследствии оказалось, что архитектор ни в чем не виноват: некачественным оказался кирпич. Виста оправдали.

В 1780-е гг. к собору были пристроена колокольня, в 1848–1850-х гг. — боковые приделы. С тех пор он обрел свой современный вид.

После Октябрьской революции 1917 г. Андреевский собор, как и многие другие храмы, был разграблен и закрыт, а здание стали использовать в качестве склада. Были переплавлены колокола. Кроме того, собор сильно пострадал во время войны. И только в самом конце ХХ в., когда собор (как и соседнюю церковь) вернули верующим, он был восстановлен.

Аничков мост и дворец

автор — Чижик

Аничков мост и дворец

Аничков мост имеет долгую историю. Первым получил название Аничкова деревянный мост через реку Фонтанку (первоначально она называлась Безымянным ериком), построенный в створе Итальянской улицы в 1713 г. солдатами адмиралтейского батальона под командованием подполковника Михаила Осиповича Аничкова. А в 1726 г. голландец Харман ван Болос построил новый, подъемный мост, но уже в створе Большой перспективы (будущего Невского проспекта). Официально этот мост назвали Невским, однако название так и осталось на бумаге: горожане перенесли наименование первого моста на новый. В первой половине XVIII в. река Фонтанка обозначала границу города — у Аничкова моста стояла гауптвахта, где проверяли документы у въезжающих в Петербург.

В 1732 г. этот мост украсили 17 статуями и возвели триумфальные ворота в честь приезда Анны Иоанновны после коронации в Москве. Позднее, в 1740-х гг., мост отремонтировали и укрепили сваи. Первый каменный мост с башнями и цепями по типовому проекту на этом месте был построен в 1780-е гг., когда сооружали гранитные набережные Фонтанки (см. Набережные Санкт-Петербурга). О его облике мы можем судить по виду ближайшего к нему моста Ломоносова (ранее Чернышёв мост), а также Старо-Калинкина моста; всего же было создано 7 таких типовых мостов. При Николае I мост был перестроен: его расширили, убрали башни и установили знаменитые статуи работы Петра Карловича Клодта. В дальнейшем мост неоднократно реконструировался, в том числе совсем недавно были отреставрированы украшающие его скульптуры (см. Скульптура).

Дворец, возведенный у Аничкова моста, получил свое название по его имени. Земля, на которой теперь стоит Аничков дворец, сначала принадлежала зятю Александра Даниловича Меншикова, первому полицмейстеру Санкт-Петербурга — Антону Мануиловичу Девиеру, построившему здесь деревянный дом со службами и огородом. В 1727 г. Меншиков был отстранен от власти и сослан; сослали также и его сторонников и родственников. Участок перешел к лесоторговцу Дмитрию Лукьянову, который затем продал его в казну. Елизавета Петровна приняла решение строить на этом месте каменный дворец для своего фаворита Алексея Григорьевича Разумовского. Архитектором назначили Михаила Григорьевича Земцова, который успел возвести 2 этажа здания, но в 1743 г. умер. Земцов расположил здание фасадом к реке, а не к проспекту, потому что Невская першпектива (см. Невский проспект) тогда еще не играла определяющей роли в облике города: водные артерии и набережные были важнее. Строительство продолжил Григорий Дмитриевич Дмитриев, а с 1744 г. окончательную отделку дворца поручили любимому архитектору императрицы — великому Франческо Бартоломео Растрелли. Он работал уже по своим чертежам, хотя и был вынужден считаться с общим планом Земцова и возведенными русским архитектором стенами. Чтобы скрасить впечатление от невыразительного, как казалось Растрелли, центра здания, он перенес акцент на боковые павильоны и увенчал их массивными куполами.

Впрочем, архитектурная история дворца на этом не закончилась. Екатерина II выкупила его у брата Алексея Разумовского — Кирилла, чтобы подарить уже своему фавориту — Григорию Александровичу Потемкину. Архитектор Иван Егорович Старов перестроил дворец в духе входившего в моду классицизма, последовательно убирая наиболее неприемлемые для него черты растреллиевского барокко — лепнину, разноэтажность и т. д., одновременно он пристроил к дворцу зимний сад и террасы. В парке возвели павильоны и театр.

В дальнейшем дворец снова выкупили в казну и использовали для императорской семьи. Ансамбль дворца достроил Джакомо Кваренги (он воздвиг здание, закрывающее обзор дворца со стороны моста).

В 1809 г. Аничков дворец в качестве свадебного подарка получила сестра Александра I Екатерина Павловна, а в 1817 г. дворец перешел во владение брата императора, Николая Павловича, будущего Николая I. Для каждого нового владельца менялось внутреннее убранство дворца, делались пристройки. Над интерьерами и перепланировкой в 1817–1821 гг. работал Карл Иванович Росси, он же включил дворец с садом в общий комплекс Александринской площади (ныне — площадь Островского). Эта усадьба стала любимой резиденцией семьи Николая I, который предпочитал ее Зимнему дворцу. В Аничковом дворце впервые в Петербурге установили елку на Рождество 1819 г., а дети императора, к которым приглашали их юных знакомых, зимой катались с ледяных гор, устроенных в саду усадьбы.

В дальнейшем дворец последовательно переходил по наследству детям царствующих императоров: там жили, будучи великими князьями, Александр II, Александр III, Николай II, а также вдовствующая императрица Мария Федоровна, которая стала последней хозяйкой Аничкова дворца.

В советское время функция дворца изменилась: там разместили Музей города, а затем, с мая 1935 г., Дворец пионеров, теперь — Дворец творчества юных и Аничков лицей.

Анна Иоанновна

автор — Чижик

Анна Иоанновна (1693–1740)

Анна Иоанновна была средней дочерью Иоанна V (сводного брата Петра I, возведенного на престол вместе с ним) и Прасковьи Федоровны Салтыковой. Воспитание она получила двойственное: мать приучала ее к старому, московскому образу жизни, а светские учителя, назначенные Петром I, опекавшим семейство покойного брата, — к новому, петербургскому. В 1710 г. Петр I, исходя из политических соображений, выдал ее замуж за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма. Растянувшиеся на два месяца торжества по случаю свадьбы закончились смертью молодого супруга: на обратном пути в Митаву (столица герцогства Курляндского, ныне ставшего частью Латвии; современное название города — Елгава) ослабевший от пьянства герцог простудился и умер. Анна Иоанновна вернулась было обратно, но Петр I настоял на том, чтобы она жила в Курляндии. Существование молодой вдовы в Митаве оказалось бы совсем безрадостным (герцогство было бедным, денег постоянно не хватало), если бы не придворные фавориты, в числе которых вскоре выделился Эрнест Иоганн Бирон.

В 1730 г. умер юный Петр II, на которого делали ставку члены Верховного тайного совета — князья Голицыны и Долгорукие. Из возможных претендентов на русский трон они выбрали Анну Иоанновну: вдова курляндского герцога, казалось, не могла мешать осуществлению их политических планов, направленных на возвращение России в допетровское и даже доромановское время. Верховники, как их называли, составили «Кондиции» (особые условия), по которым новая императрица являлась бы просто представительской фигурой. Однако им противостояла другая партия — сторонники самодержавия и продолжения политики реформ. Почувствовав опору, Анна Иоанновна разорвала подписанные ранее «Кондиции» и объявила себя самодержавной императрицей. 1 (12) марта 1730 г. народ вторично присягнул правительнице на условиях подлинного самодержавия.

Десятилетие ее правления традиционно считается мрачным временем русской истории — временем немецкого засилья, получившим название «бироновщины» (от имени уже упомянутого Бирона). С Анной Иоанновной историки связывают прежде всего грубые придворные забавы, шутовские свадьбы и казнь патриотически настроенных и выступавших против «бироновщины» князей Долгоруких, а также кабинет-министра Артемия Петровича Волынского и архитектора Петра Михайловича Еропкина (памятник на их могиле сохранился рядом с Сампсониевским собором; сейчас эта историческая могила — всё, что осталось от снесенного Сампсониевского кладбища). Всё это справедливо, однако во многом (и в любви к грубым забавам в том числе) Анна Иоанновна выступила продолжателем дела Петра I. Приближенные к ней вельможи — Христофор Антонович Миних и Андрей Иванович Остерман — были из поколения петровских деятелей, хотя им и не хватало творческой и личностной мощи Петра I. Именно Анна Иоанновна перенесла столицу обратно из Москвы в Санкт-Петербург. В годы правления Анны Иоанновны вследствие побед над турками и дипломатических успехов утвердился международный авторитет России, созрели первые плоды культурной политики Петра I: развивалась Академия наук, Петербург застраивался как европейский город, появлялись первые русские ученые, формировались литература и искусство нового типа. Русская культура начала необратимо интегрироваться в европейскую — таков был положительный итог сурового царствования Анны Иоанновны.

Арктика

автор — Чижик

Арктика

Арктикой называется область Земли, границу которой проводят по Северному полярному кругу — той черте, за которой в день зимнего солнцестояния (21/22 декабря) солнце не восходит, а в день летнего (20/21/22 июня) — не заходит. Эта черта охватывает Северный Ледовитый океан и все относящиеся к нему моря, северные части Тихого и Атлантического океанов, множество островов, в том числе самый большой остров в мире — Гренландия, а также северные побережья Евразии и Северной Америки.

Рельеф суши за полярным кругом разнообразен: здесь располагаются и покрытые льдом горы, и равнины, поросшие тундровой растительностью. Характерной особенностью арктической суши является вечная мерзлота (слой замерзшей земной поверхности, который не оттаивает летом). Океан за полярным кругом в зимнее время полностью покрывается льдом, летом ледяная шапка сокращается наполовину. Климат в Арктике также отличается разнообразием: от полярных пустынь Гренландии, где в некоторых районах среднегодовая температура составляет –20 градусов по Цельсию и ниже, до побережья Норвегии со сравнительно мягким климатом, который обусловлен теплым атлантическим течением Гольфстрим. Растительный мир Арктики сводится к тундровым растениям (мхи, лишайники, карликовые деревья, разновидности осоки) и хвойным лесам (на севере Скандинавии и России). Фауна (олени, белые медведи, тюлени, моржи и др.) имеет характерное отличие: видов немного, но они способны достигать большой численности. Сравнительно малочисленное местное население (эскимосы, коряки, чукчи и др.), еще недавно находившееся в своем развитии на уровне каменного века, не представляло серьезной угрозы для арктических животных.

Но появление человека, вооруженного современной техникой и стремящегося к промышленным масштабам добычи, например, китов или моржей, катастрофически повлияло на численность сухопутных и морских животных, поставив многие виды на грань вымирания. Лакомой добычей для человека стали и минеральные (см. Камни и минералы) богатства Севера, запасы энергетических ресурсов. Человечество стоит лишь в шаге от начала разработки арктического шельфа, что может резко ухудшить экологическую обстановку в регионе. Покорение Севера — одна из романтических страниц истории нашей цивилизации (достаточно вспомнить путешествия Витуса Йонассена (Ивана Ивановича) Беринга, норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена, советского покорителя Арктики Ивана Дмитриевича Папанина), но для арктической природы оно стала трагедией и останется ею, пока человек не научится заботиться о судьбе планеты, на которой живет, больше, чем о собственной сиюминутной пользе.