Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Шекспир Уильям

автор — Чижик

Уильям Шекспир (1564–1616)

Будущий гений драматургии родился в Стратфорде-на-Эйвоне в семье ремесленника (отец его был кожевником, торговал шерстью и т. д.), который тем не менее занимал в городе определенное положение и одно время был даже избран на высшую городскую должность — бейлифа. Шекспир окончил местную грамматическую школу, славившуюся на всю страну, и, будучи еще совсем юным, женился на Анне Хатауэй, которая была на 8 лет старше его; позже в семье родилось трое детей. В середине 1580-х гг. он переехал в Лондон и спустя несколько лет начал выступать как актер труппы Ричарда Бербеджа, постепенно превращаясь и в соперника так называемых «университетских умов» (Кристофера Марло, Роберта Грина и других) на поприще драматургии.

Сейчас уже трудно определить доподлинно, в каком порядке создавались шекспировские пьесы, но наиболее вероятным представляется следующее направление его творческой эволюции: сначала он писал исторические хроники, затем перешел к комедиям (используя все возможные жанры: романтическую комедию, комедию характеров, комедию положений, «высокую» комедию), после чего наступил период трагедий, в создании которых Шекспир достиг подлинного совершенства. «Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Король Лир», «Отелло», «Макбет» — это, пожалуй, лучшие пьесы мирового театрального репертуара. «Университетские умы» недаром видели в Шекспире опасного конкурента — пьесы этого простолюдина были живее, остроумнее, свободнее их творений. Даже сравнение с великим Кристофером Марло, по мнению большинства литературоведов, оказывается не в пользу последнего.

В 1599 г. труппа Бербеджа переехала в только что отстроенное здание театра «Глобус», и Шекспир стал одним из пайщиков этого предприятия. Он обладал, вероятно, средним актерским талантом (по сохранившимся сведениям, играл только второстепенные и эпизодические роли), зато как драматург приносил «Глобусу» славу и деньги. Как раз на этот период пришелся высочайший взлет творчества Шекспира; тогда же произошел надлом в его мировоззрении. Ранний Шекспир словно бы не сомневался в победе добра над злом и верил в человеческую природу; в его поздних трагедиях отношение к миру и человеку становилось все более мрачным, пока в конце концов он не дошел до полного неверия в возможность торжества справедливости — и стал трактовать жизнь как череду трагических случайностей. До 1612 г. Шекспир регулярно поставлял пьесы театру, а затем вдруг резко оборвал свою литературную деятельность и вернулся в Стратфорд, где через несколько лет умер.

Такова официальная биография Шекспира, конкретные обстоятельства и детали которой весьма малоизвестны. По этой причине до сих пор актуален так называемый «шекспировский вопрос» — проблема истинного авторства литературных произведений, изданных под именем Уильяма Шекспира. Существует точка зрения, согласно которой это имя является лишь псевдонимом иного автора или даже нескольких авторов. «Антистратфордианцы», как называют себя сторонники этой группы версий, приписывают заслугу создания великих пьес и сонетов Фрэнсису Бэкону, Роджеру Рэтланду и/или его жене, Кристоферу Марло и еще нескольким людям. Особняком стоят «оксфордцы» — исследователи, уверенные в том, что актеру Уильяму Шекспиру доверил издание своих сочинений Эдвард де Вер, семнадцатый граф Оксфорд.

Шлиман Генрих

автор — Чижик

Генрих Шлиман (1822–1890)

Археолог-любитель и предприниматель Иоганн Людвиг Генрих Юлий Шлиман родился в семье протестантского (см. Религия) пастора в небольшом немецком городке Нойбукове. Средств на образование мальчика у семьи было недостаточно, и Шлиман подался «в люди». Судьба занесла его в Голландию (по версии самого Шлимана, он попал в Амстердам после крушения корабля, на котором в качестве юнги плыл в Венесуэлу), где он поступил на службу в торговую компанию. За короткое время Шлиман выучил основные европейские языки (голландский, английский, французский, итальянский и португальский) и приступил к изучению русского, так как торговый дом, в котором он работал, вел дела с Россией. В 1846 г. Шлиман переехал в Санкт-Петербург и открыл там собственное дело. Торговля индиго (естественный краситель синего цвета) приносила хороший доход; впрочем, молодой предприниматель не брезговал никакими спекуляциями и быстро богател. Огромные прибыли он получил во время Крымской войны (1853–1856); впоследствии его обвиняли в воровстве.

Однако Шлиман уже был недосягаем: он путешествовал и сворачивал дела, чтобы воплотить в жизнь свою мечту — заняться поисками гомеровской Трои. Так же легко, как современные языки, он выучил древнегреческий и вспомнил латынь, которую когда-то проходил в гимназии; кроме того, овладел датским, словенским, новогреческим, арабским языками. Шлиман был уверен, что достаточно внимательно прочитать «Илиаду» и «Одиссею», чтобы пройти по следам гомеровских героев и открыть местоположение Трои. В иных случаях мечты материализуются — это произошло и со Шлиманом. Всеми правдами и неправдами добившись разрешения у турецкого правительства на раскопки гипотетической Трои, Шлиман обнаружил остатки древнего города на холме Гиссарлык. Не обладая археологической подготовкой и необходимыми знаниями, он, по сути, разрушил культурный слой, относящийся ко времени описываемых Гомером событий, однако нашел богатейший клад, который посчитал сокровищами царя Приама. В действительности найденные Шлиманом вещи (споры о его открытии ведутся до сих пор) принадлежали эпохе на тысячу лет более древней, нежели та, что его интересовала.

С этого момента всё, что делал Шлиман в археологии, становилось сенсацией и скандалом. Публика с замиранием сердца читала новости о древнем золоте; ученые презирали Шлимана как дилетанта и авантюриста и подозревали мистификацию. Раскопав Трою (современные ученые выделяют в ней целых 9 культурных слоев и относят к временам Троянской войны так называемый «город 7а»), Шлиман перенес свою деятельность на материковую Грецию, в Микены, где собирался найти могилу Агамемнона — предводителя ахейских войск под Троей. Ему опять сопутствовала фантастическая удача: открытые им царские захоронения были полны ценнейших артефактов, в том числе золотых изделий. Наиболее известными стали золотые погребальные маски, одна из которых до сих пор называется маской Агамемнона. В дальнейшем выяснилось, что и эти могилы микенских царей старше времен Агамемнона на 300–400 лет. Несмотря на свой дилетантизм, Шлиман познакомил человечество с целым миром Эгейской культуры бронзового века, ранее неизвестным, и это уже было выдающейся научной заслугой. Он совершил еще ряд открытий в Тиринфе (так называемый «дворец Геракла»), а затем передал раскопки профессиональным археологам.

Кажется, что в судьбу этого человека — дельца, авантюриста, мечтателя, археолога-самоучки и кладоискателя — вложена сама душа XIX столетия с его страстью к истине, наживе и славе.

Последние годы жизни Шлиман провел в своей любимой Греции и был похоронен в Афинах.

Бóльшая часть архива Шлимана (письма, дневники, различные документы) хранится в Афинах в библиотеке Геннадиус. Археологические находки, которые Шлиман прислал в Россию, были переданы в различные музеи: в Эрмитаж, в музей Центрального училища технического рисования барона Александра Людвиговича Штиглица, в музей Хабаровска и другие. Найденное Шлиманом «золото Трои» по политическим соображениям не могли принять ни афинские, ни многие другие европейские музеи. В конце XIX в. коллекция попала в Берлин, а после Второй мировой войны исчезла и обнаружилась в СССР, в Музее изобразительных искусств имени Александра Сергеевича Пушкина в Москве, куда, как выяснилось в дальнейшем, была вывезена советскими войсками после победы над фашистской Германией.

Штакеншнейдер Андрей Иванович

автор — Чижик

Андрей Иванович Штакеншнейдер (1802–1865)

Андрей Штакеншнейдер — знаменитый русский архитектор, известный своими работами в Санкт-Петербурге, Петергофе и некоторых других городах. Штакеншнейдер родился в семье обрусевшего немца в усадьбе Ивановка под Гатчиной. Еще в детстве он увлекался рисованием и ловко строил игрушечные сооружения. Это не осталось без внимания родителей, и мальчика отправили получать образование в Академию художеств.

Штакеншнейдер учился без каких-либо особенных заслуг, а после окончания академии некоторое время жил очень бедно и вынужден был выполнять мелкие частные заказы. Большой удачей для него стало то, что в 1825 г. его приняли архитектором-рисовальщиком в Комиссию по возведению Исаакиевского собора. Здесь Огюст Монферран, под началом которого трудился молодой архитектор, заметил его талант и даже организовал для него поездку за границу, которая, правда, сорвалась из-за болезни Штакеншнейдера.

Знакомство с Монферраном и его протекция сыграли важную роль в карьере Штакеншнейдера; после ухода из Комиссии он занялся перестройкой усадьбы графа Александра Христофоровича Бенкендорфа. Заказчик остался очень доволен работой, архитектор даже был представлен ко двору и получил российское подданство. После этого зодчего стали привлекать к дворцовому строительству.

Штакеншнейдер переделал интерьеры дворца великого князя Михаила Павловича на Каменном острове (см. Острова Санкт-Петербурга), а в 1834 г. получил звание академика за проект небольшого императорского дворца по заданной Академией художеств программе. Он активно работал в Петергофе и рядом с ним, в усадьбе Знаменка. В Петергофе архитектор создал Царицын, Розовый и Ольгин павильоны, Львиный каскад, расположенный в Нижнем парке, и некоторые другие постройки. Через несколько лет Штакеншнейдеру удалось отправиться путешествовать по Европе. Он побывал в Италии, Франции, Германии и Англии. После возвращения зодчий занялся проектированием Мариинского дворца, который был построен на Исаакиевской площади.

Карьера Штакеншнейдера продолжала успешно развиваться. В 1844 г. он получил должность профессора архитектуры в Академии художеств (где активно занимался преподавательской работой, славясь большим количеством учеников), а через некоторое время — звание архитектора Высочайшего двора. Незадолго до этого Штакеншнейдер наконец обзавелся собственным домом на Миллионной улице, который стал центром культурной жизни Петербурга — в гостях у Штакеншнейдеров бывали такие выдающиеся люди, как Федор Михайлович Достоевский, Иван Сергеевич Тургенев, Иван Александрович Гончаров, Александр Павлович Брюллов, Иван Константинович Айвазовский и другие.

К знаменитым творениям архитектора относятся такие здания, как дворец Белосельских-Белозерских на углу Невского проспекта и Фонтанки, Николаевский дворец на Благовещенской площади (ныне — площадь Труда), Ново-Михайловский дворец на Дворцовой набережной (см. Набережные Санкт-Петербурга), дворец Бельведер в Петергофе. По проектам Штакеншнейдера перестраивались некоторые залы Малого Эрмитажа и Зимнего дворца. Здания, созданные архитектором, можно найти не только в Петербурге, но и в Москве, в Таганроге, в Крыму.

Умер Штакеншнейдер в Москве, возвращаясь после лечения в Оренбургской области. Он был похоронен в Троице-Сергиевой пустыни, расположенной на Петергофской дороге между Петербургом и Петергофом, рядом с церковью Святителя Григория Богослова, построенной самим Штакеншнейдером. В советское время некрополь Троице-Сергиевой пустыни был полностью уничтожен, в наши дни могила архитектора восстановлена.

Штиглиц Александр Людвигович

автор — Чижик

Александр Людвигович Штиглиц (1814–1884)

Александр Штиглиц — известнейший российский промышленник и финансист, благотворитель и меценат (см. Благотворительность в Санкт-Петербурге). Родился в Санкт-Петербурге в семье придворного банкира, барона Людвига фон Штиглица, основателя банкирского дома «Штиглиц и К°». Александр Штиглиц окончил Дерптский университет (Дерпт ныне — город Тарту в Эстонии), после чего поступил на службу в Министерство финансов Российской империи. В 1843 г. скончался его отец, оставив сыну в наследство не только огромное состояние и титул, но и банкирский дом. Так Штиглиц-младший тоже стал придворным банкиром.

Барон Штиглиц был успешным финансистом — он реализовал заграничные займы на строительство Николаевской железной дороги из Петербурга в Москву, способствовал получению правительством России солидных внешних займов во время Крымской войны. Кроме того, Штиглиц занимался предпринимательской деятельностью: ему принадлежали суконная и льнопрядильная фабрики в Нарве и Екатерингофская бумагопрядильня. Многие годы, начиная с 1846 г., барон Штиглиц был председателем Биржевого комитета, участвовал во всех крупных финансовых операциях правительства как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Интересовался Штиглиц и строительством железных дорог. При его участии была проведена Петергофская железная дорога — из Петербурга в Петергоф — и Балтийская железная дорога — из Гатчины в Лугу. На площади перед станцией Новый Петергоф, строительство которой финансировал Штиглиц, в 2009 г. был установлен памятник барону. Авторами скульптуры являются Ян Янович Нейман и Станислав Павлович Одновалов. В 1857 г. Штиглиц стал соучредителем Главного общества российских железных дорог, которое было создано для строительства путей, связывающих земледельческие районы России со столицей и другими крупными городами.

В 1860 г. указом Александра II барон Штиглиц был назначен управляющим Государственного банка — эту должность он занимал 6 лет.

Другой стороной деятельности этого удивительного петербуржца, который во второй трети XIX в. считался самым богатым человеком страны, была благотворительность. Она касалась в первую очередь просвещения и удовлетворения нужд людей, работающих на барона, но не ограничивалась этим. Штиглиц щедро финансировал Санкт-Петербургское коммерческое училище и Санкт-Петербургский высший коммерческий пансион, членом попечительских советов которых он являлся. Кроме того, барон жертвовал деньги на нужды российского воинства; на возведение памятника Николаю I; в пользу моряков, лишившихся имущества при осаде Севастополя; на содержание детского приюта в Коломне, который был основан его отцом; и на многое другое.

Однако самым щедрым подарком Штиглица российскому обществу стало учреждение им Центрального училища технического рисования, при котором были созданы также художественно-промышленный музей и богатая библиотека. На первоначальное обустройство училища Штиглиц пожертвовал 1 миллион рублей, продолжал субсидировать его в последующие годы и, кроме того, завещал училищу весьма крупную сумму, которая позволила обеспечить дальнейшее развитие учебного заведения. Сейчас это Санкт-Петербургская художественно-промышленная академия имени А. Л. Штиглица, но в народе она больше известна как «Мухинское училище», или «Муха», так как несколько десятилетий учебное заведение носило имя советского скульптора Веры Игнатьевны Мухиной.

Штиглиц умер от воспаления легких и был похоронен в Ивангороде в церкви Святой Троицы, которую он ранее построил над могилой своей жены. В завещании барона упоминалось множество учреждений и лиц, находившихся с ним в более или менее близких отношениях; всего в благотворительных целях в соответствии с последней волей Штиглица была выплачена колоссальная сумма примерно в 38 миллионов рублей.

В художественно-промышленном музее, которым после смерти Штиглица руководили приемная дочь барона Наталья и ее супруг, государственный и общественный деятель, меценат, издатель 25 томов «Русского биографического словаря» Александр Александрович Половцов, была сформирована одна из лучших в России коллекций, насчитывавшая около 30 тысяч уникальных предметов искусства. После Октябрьской революции 1917 г. фонды музея были разграблены, а значительная часть уцелевшей экспозиции переехала в Эрмитаж. Сегодня в частично восстановленном собрании музея находятся образцы русского, советского и западного декоративно-прикладного искусства от XVI в. до наших дней.