Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Сад Академии художеств

автор — Чижик

Сад Академии художеств

Занятия учеников Академии художеств в этом саду начались еще до того, как была построена сама академия. До середины XVIII в. здесь находился дом Михаила Гавриловича Головкина и Морская аптека. Граф Головкин, будучи в короткое царствование Анны Леопольдовны назначен вице-канцлером, советовал ей объявить себя императрицей, но переворот в пользу Елизаветы Петровны опрокинул эти планы: Головкин был сослан в Якутию, где в 1754 г. умер. В его освободившемся доме на 3-й линии и в саду при нем (как и в доме Ивана Ивановича Шувалова на Садовой улице) начали заниматься будущие художники. Позднее, когда было возведено здание Академии художеств, поблизости разбили сад, затем вырыли пруд для купания.

В 1817 г. президентом Академии художеств стал Алексей Николаевич Оленин (этот талантливый и образованный человек был также директором Публичной библиотеки), предложивший построить в саду 4 портика, стилизованных под архитектуру Древнего Египта, Древней Греции, Персии и Рима. Проект был выполнен Александром Павловичем Брюлловым. Целиком план в жизнь не воплотили — построили только Садовый корпус с греческим портиком.

Уже после смерти Оленина Константин Андреевич Тон, несколько ранее спроектировавший пристань перед академией, на которой разместили египетских сфинксов (см. Сфинксы на Университетской набережной), разработал схему регулярного Академического сада. А. П. Брюллов также принимал участие в этой работе. Дорожки, ограда, гранитная колонна в центре — все это сформировало целостный облик сада, сохранившийся до наших дней (только ограда была впоследствии заменена). Об истории колонны стоит сказать особо. Она была приготовлена в качестве запасной для интерьера Казанского собора, но в храме не пригодилась и была отдана Академии художеств, где ее установили в круглом внутреннем дворе. Затем там же разместили гипсовую модель московского памятника Кузьме Миничу Минину и Дмитрию Михайловичу Пожарскому, и только в 1847 г. колонна заняла свое место в саду. В проекте архитектора Казанского собора Андрея Никифоровича Воронихина колонну венчал шар; учитывая ее новое назначение и местоположение, шар заменили лирой — символом искусств.

С северной стороны сада стоят академические корпуса: здание рисовальных классов, профессорский корпус и литейный корпус (именно здесь работал над своими скульптурами Петр Карлович Клодт). С восточной стороны было построено здание мастерских (в них создавали мозаики для Исаакиевского собора), а в юго-западном углу сада — небольшая Батальная мастерская для рисования всадников с натуры.

Сад Зимнего дворца

автор — Чижик

Сад Зимнего дворца

Сад Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, называемый Собственным, значительно моложе самого здания. Во времена постройки Зимнего дворца никакого сада рядом с ним не предполагалось, там была булыжная мостовая, а по нереализованному проекту Франческо Бартоломео Растрелли и вовсе планировалось окружить дворец колоннадой.

Сад появился у Салтыковского подъезда Зимнего дворца лишь в 1901 г. По мере развития города уличное движение в этом месте становилось все более шумным и оживленным, что мешало императорской семье, так как личные покои царской четы находились именно в западной части дворца.

Проект сада, который должен был стать своего рода буфером между проезжей частью и дворцом, был разработан еще во время правления Александра III, а в 1896 г. архитектор Николай Иванович Крамской начал его воплощение. Уровень земли подняли на 1 м, в центре сада установили фонтан. Устройством территории и посадкой деревьев занимался садовых дел мастер Георг Фридрих Фердинанд Куфальдт.

Для Собственного сада архитектором Романом Федоровичем Мельцером была спроектирована красивейшая ограда. Она представляла собой решетку с узором из стилизованных листьев аканта с императорскими вензелями и гербом России. Ограда была выкована в 1899 г. в мастерской Ф. А. Эгельсона. Год спустя ворота, звенья решетки и вазы, украшающие столбы ограды, были представлены на выставке в Париже, где получили главный приз. В 1902 г. ограду установили на высокий пьедестал из песчаника с гранитным основанием.

После создания сада царская семья им практически не пользовалась, так как с 1904 г. постоянно проживала в Царском Селе; балы прекратились, приемы в Зимнем дворце проходили очень редко, а для простых горожан доступ в сад был закрыт.

Октябрьская революция 1917 г. самым печальным образом отразилась на состоянии сада: цветники погибли, решетка была разрушена практически полностью. 1 мая 1920 г. здесь был организован легендарный ленинский субботник. Несколько тысяч рабочих, студентов и курсантов разбирали остатки ограды и вывозили мусор по специально проложенной узкоколейке. Удалось спасти восемь звеньев решетки: в 1925–1926 гг. они были перенесены в новый Сад Памяти Жертв Расстрела 1905 г. (Сад имени 9-го Января) на проспекте Стачек, созданный по проекту Рудольфа Францевича Катцера. Однако решетка уже не была такой красивой, как раньше, — ее установили ниже, чем следовало, что значительно портило общий вид. Главным же недостатком стали дыры, образовавшиеся в решетке после выламывания из нее императорских знаков.

Сад Зимнего дворца существует и сегодня, но уже без ограды и цветников. В нем сохранились некоторые деревья, которым уже больше 100 лет. Сохранился также фонтан в центре сада. В 2007–2008 гг. его реконструировали, вернув сооружению исторический вид (см. Фонтаны Санкт-Петербурга).

Садово-парковое искусство

автор — Чижик

Садово-парковое искусство

Образ райского сада, земного рая, Эдема привлекал человечество задолго до того, как попал в библейские тексты. Мы знаем о существовании садов при египетских храмах и дворцах вельмож, культура Междуречья подарила нам легенду о висячих садах Семирамиды, в Древней Греции мы находим прообразы современных парков — священные рощи. По всей территории Азии, от Аравии до Японии, распространена культура садов — в каждой стране они имеют собственный облик (например, в Японии большой популярностью пользуются так называемые сады камней). В Европе садово-парковое искусство стало бурно развиваться в эпоху Возрождения и барокко; постепенно возникли три основных типа планировки садов: итальянский, французский и английский.

Для итальянских садов характерно использование естественного рельефа местности, в который вписывали лестницы, террасы, скульптуры и каскады. Образцом масштабного садово-паркового ансамбля служат знаменитые сады Боболи во Флоренции. Они организованы как каскад террас, спускающихся к дворцу. Деревья, кусты, клумбы, фонтаны, небольшие водоемы, множество скульптур — все это составляет разнообразную и гармоничную композицию.

Классицизм, отдававший предпочтение строгой и рациональной симметрии, привнес в садово-парковое искусство идею регулярного (французского) парка, создатели которого активно вторгались в природный ландшафт: меняли русла речек и прокладывали новые каналы, выпрямляли дорожки, стригли кустарники и деревья, придавая им разнообразные геометрические формы. Для французского парка характерно активное использование шпалер (густо посаженных деревьев, которые образовывали целые зеленые стены), фонтанов, аккуратно подстриженных газонов и высаженных фигурным узором цветов. Дорожки садов и парков украшали цветным песком, толченым стеклом и битым кирпичом. Вдоль аллей устраивали перголы — деревянные решетки, оплетенные вьющимися растениями. Такой классический регулярный парк по приказу французского короля Людовика XIV был разбит в Версале. По его образцу строился и Петергоф.

В XVIII в., уже в эпоху сентиментализма, возникли пейзажные (английские) парки, которые должны были создавать у посетителей ощущение естественного ландшафта. Их хозяева хотели наслаждаться не искусно рассчитанными геометрическими линиями, а естественными изгибами рек и холмов, отдыхать в беседках и домиках, стилизованных под крестьянские постройки. Впрочем, деревья, подстриженные так, будто их не касались ножницы, и цветы, будто бы в природном порядке растущие на берегу пруда, требовали от садовников и архитекторов еще большего искусства, чем неукоснительная симметрия регулярных парков. Один из лучших (и самый большой в Европе) пейзажных парков — Павловский. Существенно уступает ему в размерах, но не в искусной композиции Гатчинский парк. Известен также Английский парк в Петергофе, расположенный недалеко от знаменитых фонтанов.

В Россию идею создавать сады и парки по образцу европейских привез из заграничных поездок Петр I. Конечно, сады существовали в нашей стране и раньше, однако они разбивались скорее с утилитарными (практическими) целями, нежели с эстетическими: для того чтобы снабжать своих владельцев фруктами и овощами, а не затем, чтобы радовать глаз красотой и гармонией. К тому же эти сады, которые правильнее было бы назвать огородами, не составляли ансамбля с размещенными на их территории постройками. В Санкт-Петербурге сады и скверы стали создавать практически с момента основания города. В центральной части Петербурга находится Летний сад и, недалеко от него, Михайловский сад, который еще при Петре I считался частью Летнего, а затем, в результате строительства Михайловского замка, был отделен от него и превращен в пейзажный парк. Вдоль Адмиралтейства протянулся Александровский сад, одной своей стороной выходящий к Дворцовой площади, другой — к Конногвардейскому манежу и Исаакиевскому собору. (Не следует путать его с Александровским парком, который был разбит при Николае I на Петербургской (Петроградской) стороне напротив Петропавловской крепости.) Вся Коломна (район западнее Сенной площади) была когда-то охотничьими угодьями князей Юсуповых; от этих угодий остался небольшой, но живописный Юсуповский сад, расположенный между Садовой улицей и рекой Фонтанкой, и сад Юсуповского дворца на набережной реки Мойки.

Петербургские сады и парки с момента своего появления были местом прогулок горожан и разнообразных развлечений и увеселений. Одним из первых публичных регулярных парков стал Екатерингофский парк, расположенный вокруг усадьбы, построенной Петром I для своей супруги Екатерины I. В начале XIX в. парк перешел в городское ведение и был существенным образом перепланирован и изменен: в нем выкопали пейзажные пруды, поставили павильоны, высадили цветы, устроили качели и карусели, открыли рестораны и кафе. Екатерингофский парк на долгое время стал излюбленным местом первомайских гуляний петербуржцев, которые до Октябрьской революции 1917 г. ежегодно проводились здесь в память о победах в Северной войне.

В зимнее время в садах и парках Петербурга появлялись катальные горы. Для их устройства естественные возвышенности заливали водой, застилали соломой в несколько слоев и снова заливали водой; могли возводить и специальные сооружения из бревен. С горок спускались на рогожах, санках, а особо смелые — на ногах и даже на коньках. Катальные горы устраивали в основном на Масленицу. Другой излюбленной забавой горожан на масленичных и пасхальных праздниках были балаганы — «народные театры», которые устраивали в садах и парках в виде больших шалашей; внутри строили сцену, вешали занавес. Здесь выступали цирковые артисты, кукольники, фокусники, но более всего с балаганами связана итальянская комедия масок с ее традиционными персонажами: Коломбиной, Пьеро, Арлекином. В советское и постсоветское время традиция публичных увеселений в парках города была продолжена, хотя и в измененном виде: появились новые аттракционы, духовую музыку сменила современная, а блинам и сбитню горожане все больше предпочитают гамбургеры, колу и попкорн.

Сампсониевский мост

автор — Чижик

Сампсониевский мост

Сампсониевский мост — мост через Большую Невку в Санкт-Петербурге. Он соединяет улицу Куйбышева на Петроградском острове и Финляндский проспект Выборгской стороны. Мост, изначально называвшийся Выборгским, несколько раз переименовывался. В 1822 г. ему дали имя Сампсониевского — по проходящему неподалеку Большому Сампсониевскому проспекту. В 1923 г. мост был вновь переименован и стал мостом Свободы, а в 1991 г. ему вернули историческое название.

Выборгский мост, построенный в 1784 г. на этом месте, был наплавным. В 1847 г. вместо него был сооружен новый тринадцатипролетный деревянный мост, длина которого составляла 242 м, а ширина — 13 м. Этот мост и получил название Сампсониевский. Он разводился вручную, а разводной пролет был вторым, считая от Выборгской стороны. При капитальном ремонте в 1889 г. разводной пролет был перенесен на середину моста, а сам мост стал семнадцатипролетным. В 1908 г. по проекту инженера Григория Григорьевича Кривошеина вместо старого деревянного моста был построен металлический. Он располагался на 65 м ниже по течению по сравнению с предыдущим мостом.

Современный Сампсониевский мост — семипролетный, с центральным двукрылым разводным пролетом — был наведен в 1955–1958 гг. по проекту инженеров Владимира Владимировича Демченко, Бориса Бенционовича Левина и архитектора Льва Александровича Носкова. Береговые опоры, спуски к воде и арочные пролетные строения облицованы розовым гранитом, а перила представляют собой чугунные решетки художественного литья. Ширина моста составляет 27 м, а длина — 212 м, так что новый Сампсониевский мост на 30 м короче старого, построенного 100 лет назад. Это объясняется тем, что гранитные набережные (см. Набережные Санкт-Петербурга) несколько сузили русло реки.

Летом 2000 г. мост закрыли на реконструкцию; было отремонтировано дорожное полотно, восстановлены перила, заменены светильники и исправлен разводной механизм. Трамвайные рельсы проложили по новой технологии, делающей движение транспорта гораздо менее шумным. Помимо этого на мосту была установлена красивая художественная подсветка.

Недалеко от Сампсониевского моста на вечной стоянке находится легендарный крейсер «Аврора».

Сандлер Григорий Моисеевич

автор — Чижик

Григорий Моисеевич Сандлер (1912–1994) и его студенческий хор

Традиция хорового пения существовала в среде российской студенческой молодежи еще в XIX в. Был свой хор и в Императорском Санкт-Петербургском университете (см. СПбГУ); в нем числилось более 200 человек, и он давал концерты на таких престижных площадках, как Консерватория, Михайловский театр и здание Дворянского собрания (ныне — Большой зал Филармонии имени Дмитрия Дмитриевича Шостаковича; см. Площадь Искусств).

После Великой Отечественной войны в университет пришел выпускник Ленинградской консерватории Григорий Моисеевич Сандлер. За его спиной было участие в обороне осажденного города, бои на Пулковских высотах, прорыв блокады Ленинграда; за время войны он дважды был тяжело ранен. В 1949 г. Сандлер создал хор, ставший гордостью университета: за 45 лет существования через него прошли тысячи молодых людей, называвших хор еще одним факультетом. Ученики Сандлера писали, что общение с мастером в значительной степени формировало их внутренний мир. Большое внимание уделялось русским народным песням, которые в исполнении хора звучали особенно проникновенно.

В 1954 г. Сандлер стал художественным руководителем хора Ленинградского телевидения и радио, который записывал песни ко многим фильмам и пластинкам.

Университетским хором Сандлер руководил до конца жизни. Хор выступал на лучших площадках России, много гастролировал за рубежом. Сила таланта и обаяния Сандлера была настолько велика, что, когда в 1994 г., после его смерти, ученики собрались почтить память своего учителя, было принято решение возродить созданный им хор, который к тому времени прекратил свое существование. Сейчас в составе Академического хора имени Г. М. Сандлера около 100 человек. Это студенты и аспиранты, в том числе иностранные, которых объединяет любовь к хоровому пению и почтение к традициям, заложенным знаменитым хормейстером.

В 1994 г. имя Sandler было присвоено малой планете № 4006.

Во дворе филологического факультета СПбГУ установлен памятный знак, приуроченный к 90-летнему юбилею Г. М. Сандлера.

Санкт-Петербургский государственный университет

автор — Чижик

Санкт-Петербургский государственный университет

Согласно указу Петра I от 8 февраля (28 января по старому стилю (см. Календарь)) 1724 г. в Санкт-Петербурге была учреждена Академия наук. Одновременно с ней открылись Академическая гимназия и Академический университет, среди первых выпускников которого был Антиох Дмитриевич Кантемир, известный впоследствии дипломат и поэт. В 1735 г. в университет был зачислен прибывший из московской Славяно-греко-латинской академии молодой Михаил Васильевич Ломоносов. В течение тридцати следующих лет Санкт-Петербургский университет ассоциировался в первую очередь с его именем: здесь Ломоносов стал профессором, а в 1760 г. — ректором. «Ни единому человеку не запрещено в университетах учиться, кто бы он ни был, — писал Ломоносов. — Тот почтеннее, кто больше научился, а чей он сын, в том нет нужды». Студенты изучали физику и химию, занимались в обсерватории, участвовали в научных экспедициях на Урале.

Впоследствии Академическую гимназию, которую Ломоносов считал «кормилицей университета», потому что именно ее выпускники становились студентами, объединили с Академическим университетом, так что учащихся теперь можно было называть и гимназистами, и студентами. Поначалу среди них преобладали иностранцы, но с каждым годом количество россиян увеличивалось.

В 1819 г. император Александр I подписал указ об отделении университета от Академии наук. Для занятий студентов определили здание Двенадцати коллегий (см. Менделеевская линия) — замечательный памятник петровской архитектуры авторства Доменико Трезини. Изначально в университете было только три факультета: историко-филологический, юридический и физико-математический. Возглавляли их деканы — известные ученые. Занятия проходили с 8 утра до 6 вечера ежедневно, кроме воскресенья; срок обучения составлял 3 года. Студенты носили особый синий мундир и фуражку. В 1863 г. был принят устав, согласно которому органом управления университетом стал Совет профессоров, который выбирал ректора и деканов.

Во второй половине XIX в. мировую известность Санкт-Петербургскому университету снискали исследования работавших в его стенах ученых: Пафнутия Львовича Чебышева — в области математики, Дмитрия Ивановича Менделеева и Александра Михайловича Бутлерова — химии, Андрея Николаевича Бекетова — ботаники, Ивана Михайловича Сеченова — физиологии. Стараниями этих и многих других ученых возникли научные общества, были созданы Химический и Физический институты, Ботанический сад. В 1878 г. по инициативе профессора Константина Николаевича Бестужева-Рюмина начали работу Высшие женские курсы, открывшие доступ к высшему образованию для женщин. Множество знаменитых писателей, художников, музыкантов и политиков закончили Санкт-Петербургский университет.

После Октябрьской революции 1917 г. часть ученых вынуждена была уехать за границу, многие погибли во время Гражданской войны, другие были уволены новой властью. Несмотря на это университет выжил и продолжал работать. В грозные годы Великой Отечественной войны 2,5 тысячи преподавателей и студентов сражались на фронте, многие из них добровольцами записались в ополчение. Оставшиеся продолжали работать в голодном блокадном Ленинграде (см. Блокада Ленинграда).

Сейчас Санкт-Петербургский государственный университет — это 30 тысяч российских и иностранных студентов, обучающихся на 24 факультетах. Это 6 тысяч преподавателей, среди которых 1,5 тысячи докторов наук и более 40 академиков. Шестеро ученых университета стали Нобелевскими лауреатами.

Свадебные традиции

автор — Чижик

Свадебные традиции

У разных народов в разных странах существует множество свадебных традиций. Это смотрины, сватовство, выкуп невесты, ее похищение и многое другое. В Санкт-Петербурге сложились свои традиции и ритуалы, связанные с некоторыми достопримечательностями города.

Чтобы быть счастливыми, молодожены, согласно популярному обычаю, должны приехать на Стрелку Васильевского острова, выпить там шампанского и разбить фужеры. Обычно это делается у спуска к Неве, а бокалы бьются о гранитный шар. Также здесь запускают в небо пару белых голубей, предварительно нашептав им свои самые заветные желания. Другим местом Петербурга, приносящим счастье новой семье, считается слияние канала Грибоедова и реки Мойки около храма Воскресения Христова (храма Спаса на Крови). Здесь молодоженам следует прогуляться по трем мостам — Мало-Конюшенному, Театральному и Ново-Конюшенному. Иногда на перила одного из этих мостов влюбленные вешают замок, чтобы никогда не разлучаться.

В конце свадебной прогулки новоиспеченные супруги традиционно возлагают цветы к Медному всаднику — памятнику основателю Петербурга и фотографируются в саду, на газоне и на фоне Исаакиевского собора.

Есть и традиция, рожденная заботой о материальном благополучии вновь созданной семьи. Чтобы жить богато, жених и невеста должны положить пальцы в рот одному из грифонов, расположенных у постаментов сфинксов на Университетской набережной, и одновременно погладить его. С этой пристанью напротив Академии художеств связана еще одна традиция — для исполнения желаний нужно выпить здесь шампанское, написать свои желания на бумажках, положить их в пустую бутылку и выбросить ее в Неву.

Все супружеские пары хотят, чтобы их будущие дети были красивыми. Согласно традиции, для этого нужно подержать за большой палец одного из атлантов у здания Нового Эрмитажа.

Петербург — город мостов. Свадебные традиции учитывают и это: проезжая по мосту, молодожены должны целоваться. А чтобы узнать, сколько лет они проживут вместе, супругам нужно ездить по кругу по Театральной площади и опять же целоваться. Количество кругов умножают на десять — так получается число счастливых лет, предначертанных молодым.

Марсово поле является еще одним традиционным местом прогулок молодоженов. Здесь они возлагают цветы к Вечному огню и фотографируются на аллеях парка.

Многим парам хочется соблюсти традиции и оставить на память о свадьбе красивые фотографии. Поэтому в разгар свадеб — летом и ранней осенью — в описанных выше местах Петербурга можно наблюдать сразу несколько пар, по очереди совершающих необходимые ритуалы.

Связи Санкт-Петербурга и Италии

автор — Чижик

Связи Санкт-Петербурга и Италии (пенсионерские поездки)

Связи Санкт-Петербурга и Италии в области изящных искусств существуют почти столько же, сколько и сам Санкт-Петербург: заслуга итальянских мастеров в строительстве и украшении новой российской столицы огромна. Петровский «прорыв» в Европу (см. Петр I) предполагал скорейшее освоение накопленных европейцами культурных богатств. Одного приглашения иностранцев в Россию было мало, требовалось дать собственным живописцам, скульпторам и архитекторам европейское образование, которое было немыслимо без непосредственного знакомства с высокими образцами искусства; царь, сам обучавшийся в путешествиях, прекрасно это понимал. Уже в 1716 г. талантливые братья Иван Никитич и Роман Никитич Никитины были отправлены для обучения в Италию, где в течение 3 лет стажировались в Венеции, Риме и Флоренции. После продолжительного перерыва к этой практике вернулись во второй половине XVIII в., когда в Петербурге была учреждена Академия художеств. Среди пенсионеров академии, отправленных в Италию, были художник Антон Павлович Лосенко и скульптор Федот Иванович Шубин. Такие многолетние стажировки обходились дорого; за молодыми русскими, не привыкшими на родине к той свободной и веселой жизни, которая окружала их в Италии, необходим был неусыпный надзор. Специальные чиновники или дипломаты следили за тем, чтобы художники проводили время в трудах, а не отдыхали в многочисленных кабачках, попивая местное вино и заглядываясь на итальянских красавиц.

Пенсионером становился выпускник Академии художеств, получивший по ее окончании Большую золотую медаль. В XIX в. его могли отправить для обучения за границу (не только в Италию, но и во Францию, Англию, Грецию, Испанию и другие страны) на 6 лет, обязав при этом писать подробные ежегодные отчеты, а по итогам своей поездки представить какое-либо произведение, созданное за границей. Далеко не всех устраивали подобные условия, поэтому некоторые художники отказывались от пенсионерства и вместо него выбирали путешествие по России.

На рубеже XVIII–XIX вв. институт пенсионерства был временно упразднен в связи с революционными событиями в Европе (см. Великая французская революция) и последовавшими за ними наполеоновскими войнами. Возродился он только после свержения французского императора; тогда в Италию отправили выпускника Академии художеств Ореста Адамовича Кипренского, впоследствии ставшего членом флорентийской Академии художеств и удостоившегося чести написать автопортрет для галереи Уффици. Это было уже серьезным признанием достижений русского искусства на родине новой живописи, в городе, где творили Джотто, Мазаччо, Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи и Микеланджело Буонарроти.

Среди русских мастеров, проведших долгое время в Италии за счет государства, надо назвать Сильвестра Феодосиевича Щедрина, оставившего целую серию замечательных итальянских пейзажей, исторического живописца Василия Кондратьевича Сазонова, братьев Александра Павловича и Карла Павловича Брюлловых. Александр стал крупным архитектором, а Карл — одним из лучших русских живописцев; европейскую славу ему принесло полотно «Последний день Помпеи», написанное на материале римской истории. Нельзя не отметить, что именно в Риме была создана и произведшая в свое время фурор картина Александра Андреевича Иванова «Явление Христа народу».

Все это говорит о глубоких и многообразных связях русской и итальянской культур, объединительным звеном которых является Петербург.

Семенов-Тян-Шанский Петр Петрович

автор — Чижик

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский (1827–1914)

Будущий выдающийся географ родился в Рязанской губернии, в селе Урусове, принадлежавшем знатному и богатому роду Семеновых. Образование получил в Санкт-Петербурге, в юнкерской школе — той самой, где за несколько лет до этого учился Михаил Юрьевич Лермонтов. Юноша увлекался наукой и не собирался делать военную карьеру; по окончании школы он поступил в Императорский Санкт-Петербургский университет (см. СПбГУ), где познакомился с Николаем Яковлевичем Данилевским, который впоследствии стал известным публицистом и социологом. Данилевский ввел его в круг Михаила Васильевича Петрашевского — революционера, последователя французского социалиста Фурье. На «пятницах» Петрашевского бывали Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин и Федор Михайлович Достоевский. Семенова все же больше интересовала наука (ботаника и география), а не социалистические теории; когда Петрашевский и Достоевский (с ним Семенов впоследствии не однажды встречался в Семипалатинске) были арестованы, а Салтыков и Данилевский сосланы, он уже всерьез занимался научной работой и стал действительным членом недавно созданного Русского географического общества, а вскоре защитил магистерскую диссертацию по ботанике.

Тяжело пережив смерть первой жены, Семенов уехал в Европу, где продолжил образование и встретился со своими научными кумирами — Карлом Риттером, чьи труды переводил еще в Петербурге, и всемирно известным географом и путешественником Александром Гумбольдтом, который поддержал давнюю мечту Семенова о путешествии на Тянь-Шань. Сильное впечатление произвели на русского ученого пешие путешествия по Альпам и извержение Везувия, во время которого он спускался в кратер вулкана.

В 1856–1857 гг. Семенов совершил два путешествия на Тянь-Шань, исследовал район озера Иссык-Куль, проверяя достоверность сведений об этом центральноазиатском регионе, изложенных в трудах Гумбольдта и Риттера. Эти территории (ныне — Казахстан и Киргизия), населенные враждующими между собой племенами кочевников, тогда только колонизовались Россией и не имели четких государственных границ. Путешествия были полны опасностей: кочевники нападали на караваны, в зарослях кустарника на берегах Иссык-Куля водились тигры, в горах экспедицию Семенова поджидали землетрясения и обвалы. Путешествия Семенова разрешили несколько важных научных вопросов. Впервые была установлена высота снежной линии на Тянь-Шане, открыты ледники в истоках реки Сары-Джаса и опровергнута гипотеза Гумбольдта об активной вулканической деятельности Тянь-Шаня.

По возвращении в Петербург Семенов развил энергичную научную и общественную деятельность: активно участвовал в работе комиссий по подготовке проекта освобождения крестьян от крепостной зависимости; занимал пост директора Центрального статистического комитета; был избран вице-президентом Русского географического общества; писал и редактировал множество научных трудов; организовал экспедиции в Сибирь и Центральную Азию; создал многотомные мемуары.

Большое внимание ученый уделял переписи населения. Под его руководством более 30 лет готовилась и была в дальнейшем осуществлена первая в России всеобщая перепись населения. Известен Семенов также как один из выдающихся энтомологов России: его богатейшая коллекция, включающая более 700 тысяч насекомых отряда жесткокрылых, была подарена им Зоологическому музею Петербурга. Длительное время Семенов занимался коллекционированием живописи и написал большой труд, посвященный нидерландским художникам. Более 50 лет он прожил на Васильевском острове, на 8-й линии, в доме № 39, о чем напоминает мемориальная доска.

Заслуги Семенова были отмечены и Российским государством (ему пожаловали титул Тян-Шанский, наградили орденом Святого Андрея Первозванного), и за рубежом. Дожив до глубокой старости, он стал настоящим патриархом русской и мировой науки.

Семенов-Тян-Шанский похоронен на Смоленском кладбище Петербурга.

Сенат и Синод

автор — Чижик

Сенат и Синод

XVIII век в России начался с грандиозных реформ Петра I, которые коснулись в том числе органов государственного управления. Были упразднены многие существовавшие до того времени приказы и канцелярии. В 1711 г. император учредил Сенат — орган верховного руководства страной, которому подчинялись все остальные правительственные инстанции. В его функции входило осуществление исполнительной и судебной власти, а также надзор за исполнением законов. Вся власть в России принадлежала монарху, а Сенат должен был управлять государством во время его отсутствия. Однако полномочия Сената не были четко определены; после создания в 1718–1720 гг. коллегий — органов исполнительной власти по разным отраслям жизни страны (например, Военная, Иностранных дел, Коммерц-коллегия для управления торговлей и др.) — Сенат стал инстанцией, надзиравшей за коллегиями. В течение всего XVIII в. статус, значение и компетенции Сената менялись. При Екатерине I и Петре II его функции отошли Верховному тайному совету, при Анне Иоанновне — Кабинету министров, а затем снова были возвращены Сенату. В начале XIX в., при Александре I, влияние Сената на государственные дела усилилось, однако законодательного и даже законосовещательного статуса он не обрел. После Октябрьской революции 1917 г. Сенат был упразднен.

После смерти в 1700 г. Московского патриарха Адриана Петр I решил не назначать нового главу Русской православной церкви. В дела Церкви стал активно вмешиваться Сенат как верховный орган власти, что категорически не устраивало духовных лиц. Тогда в 1721 г. Петр I учредил еще одну коллегию — Духовную, которую стали вскоре именовать Святейшим правительствующим синодом. Синод решал вопросы об учреждении новых епархий, открытии духовных учебных заведений, регламентировал церковную жизнь, назначал или увольнял настоятелей монастырей, устанавливал церковные праздники, проводил цензуру духовных сочинений, а также занимался многими другими вещами. Деятельность членов Синода контролировал обер-прокурор, являвшийся связующим звеном между церковной и светской властью. В 1917 г. было принято решение о восстановлении патриаршества, первым после долгого перерыва патриархом стал Тихон. Синод как «коллективный патриарх» прекратил свое существование, а уже спустя год советская власть окончательно упразднила этот орган. В настоящее время в Русской православной церкви действует Священный синод как коллегиальный орган управления, возглавляемый патриархом.

Участок, на котором сейчас стоят здания Сената и Синода, начал застраиваться через несколько лет после основания Санкт-Петербурга. Уже в 1710-е гг. Александр Данилович Меншиков построил там «дворец», а по сути — постоялый двор, прозванный «княжескими мазанками». Рядом располагался кабак для простого люда и художественная школа, в которой занятия вел архитектор Жан Батист Александр Леблон. Хозяева участка со временем менялись. В бывший дворец бывшего канцлера Алексея Петровича Бестужева-Рюмина при Екатерине II въехал Сенат; барочное (см. Барокко) здание при этом постоянно ремонтировалось и перестраивалось, но неумолимо дряхлело и уже не соответствовало ни классицистическому (см. Классицизм) ансамблю Сенатской площади, ни в целом государственному статусу России как мощной европейской державы. В 1827 г. было принято решение о кардинальной перестройке всего участка и переводе в новые помещения также и Синода, который до этого располагался в здании Двенадцати коллегий (см. Менделеевская линия), ныне полностью отводившемся под Императорский Санкт-Петербургский университет (см. СПбГУ).

В конкурсе на лучший проект победил архитектор Карл Иванович Росси, для которого комплекс Сената и Синода стал последним крупным творением. Росси уже не интересно было заниматься отдельными зданиями, он мыслил целыми ансамблями (такими, как ансамбль Александринского театра и Театральной улицы, ныне — улицы Зодчего Росси). В подобном духе он и спроектировал 2 новых строения, соединенных аркой, переброшенной через Галерную улицу. В облике этих зданий царствуют симметрия, гармония и величие. Высокие и длинные, растянувшиеся на 2 квартала (от Конногвардейского бульвара до Английской набережной), они не кажутся громоздкими: ряды коринфских колонн, чередование ниш и выступов, скругленный при выходе к набережной фасад производят впечатление стройности и изящества. С окончанием строительства в 1835 г. площадь приобрела завершенный вид. Однако всё великолепие ансамбля Росси не могло спасти его от народной иронии: петербуржцы, намекая на продажность членов Сената и Синода, говорили, что те «живут ПОДарками».

После упразднения обоих государственных учреждений в их помещениях долгое время находился один из крупнейших исторических архивов страны. Сейчас в здании Сената располагается Конституционный суд, а в здании Синода — Президентская библиотека имени Бориса Николаевича Ельцина.