Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Радио

автор — Чижик

Радио

В переводе с латинского это слово означает «излучаю», «испускаю лучи». Беспроводная связь, при которой носителем сигнала становятся радиоволны, впервые была запатентована итальянским инженером Гульельмо Маркони в 1895 г. В России изобретателем радио считается Александр Степанович Попов, который сконструировал прибор, принимающий радиосигналы как азбуку Морзе. В США пальму первенства в деле создания радио отдают Николе Тесле, запатентовавшему свой радиопередатчик в 1893 г. Его прибор позволял преобразовывать акустический звук в сигнал, передавать его, принимать и снова преобразовывать в акустический звук. По принципу прибора Теслы действует и современное радио. Все эти изобретения стали возможными после открытия в 1888 г. немецким ученым Генрихом Герцем способа передачи и приема электромагнитных волн.

Изобретение радио трудно переоценить. Уже в 1901 г. Маркони осуществил первую трансконтинентальную передачу радиосигнала между США и Англией, с 1907 г. такая связь стала регулярной. Когда в 1912 г. тонул «Титаник», с его борта впервые был передан сигнал SOS, однако находившиеся поблизости суда, не оборудованные радиоприемниками, не смогли своевременно прийти на помощь. После этого трагического события началась повсеместная установка беспроволочного телеграфа на всех крупных судах.

С 1920 г. в США по радио стали сообщать новости, а с 1924 г. английская радиокомпания Би-би-си впервые для жителей Лондона начала передавать сигналы точного времени. В 1963 г. в США был запушен первый спутник радиосвязи.

В России развитие радио, до этого запаздывавшее, стало наверстывать упущенное после установления в 1917 г. (см. Октябрьская революция 1917 г.) советской власти, когда правительство большевиков осознало, какое важное идеологическое значение имеет возможность радиовещания на территории огромной страны. Уже в 1918 г. создается РОСТА (Российское телеграфное агентство), впоследствии переименованное в ТАСС (Телеграфное агентство Советского Союза). С 1924 г. в СССР началось регулярное радиовещание. На улицах городов и поселков устанавливались радиорупоры, из которых звучала музыка, транслировались новости.

Огромное значение имело радио в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Именно из радиоприемников советские граждане узнавали о положении дел на фронте. В блокадном Ленинграде (см. Блокада Ленинграда) радио работало круглосуточно. Когда наступал перерыв в радиопередачах, перед микрофоном ставили метроном, равномерное постукивание которого иногда было единственным звуком, проникавшим в холодные, полупустые квартиры. По радио извещали о начале бомбежек и артобстрелов — и ленинградцы спешили укрыться в бомбоубежищах. По радио читала свои стихи ленинградская поэтесса Ольга Федоровна Берггольц, по радио звучала Седьмая («Ленинградская») симфония Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, а 31 мая 1942 г. была проведена трансляция футбольного матча на русском и немецком языках. Эта трансляция, которую услышали в том числе и немецко-фашистские войска, осаждавшие город, доказала всему миру, что Ленинград не сдается. Передачи шли из Дома радио, расположенного на углу улицы Ракова (ныне Итальянская улица) и Малой Садовой улицы. Сейчас неподалеку отсюда, на углу Малой Садовой улицы и Невского проспекта, напротив Елисеевского магазина, установлен памятный знак «Блокадный репродуктор». На этом месте жители блокадного города собирались, чтобы услышать сообщения о событиях на фронте.

Сейчас радио «Петербург» осуществляет регулярное вещание 20 часов в сутки.

В Петербурге открыт замечательный Музей связи имени А. С. Попова, в котором представлены экспонаты, рассказывающие об истории радио.

Растрелли Бартоломео (Карло)

автор — Чижик

Бартоломео (Карло) Растрелли (ок. 1675–1744)

Бартоломео Растрелли — известный скульптор, отец знаменитого архитектора Франческо Бартоломео Растрелли. Родился он во Флоренции в небогатой дворянской семье. У мальчика рано обнаружились художественные наклонности, и отец определил его в скульптурную мастерскую, где подмастерьев учили рисованию, ювелирному делу, художественному литью, основам архитектурного проектирования.

К сожалению, во Флоренции, которая находилась в ту эпоху в глубоком экономическом кризисе, талантам Растрелли не могли сыскать применения. Он попытал счастья при папском дворе в Риме, где тоже не нашел заказов, но зато получил титул графа Папского государства. С этим обстоятельством связана любопытная историческая ошибка: начав использовать в своем имени указание на титул (comte — франц.), Растрелли подписывался как Bartolomeo Comte de Rastrelli или (в сокращенном виде) Bartolomeo C. de Rastrelli; в России же сокращение «C.» позже неверно расшифровали как имя Carlo (Карло). Вернувшись во Флоренцию, Растрелли женился и вместе с женой уехал в Париж. Здесь скульптор спроектировал несколько надгробий, в том числе надгробие маркизу де Помпону, которое вызвало ожесточенное неприятие в художественных кругах Парижа. Композиция творений Растрелли была сложна и динамична, в его работах доминировали черты барокко, а во Франции того времени господствующее положение занимал классицизм. Поэтому критики ругали работы Растрелли и крупных заказов у него не было.

В 1716 г. Растрелли в числе многих других европейских мастеров был приглашен работать в Россию. Он заключил контракт всего лишь на три года, но остался в нашей стране до конца жизни. Именно здесь он снискал заслуженную славу: создал множество скульптурных произведений и подготовил несколько талантливых учеников.

Скульптурные портреты Растрелли прекрасно соответствовали духу царствования Петра I. Первой значимой работой мастера в России стал бюст князя Александра Даниловича Меншикова, выполненный в 1717 г. Но особенно важны для истории отечественного искусства те произведения скульптора, в которых запечатлен облик Петра I. Еще при жизни царя Растрелли снял с него маску и создал достоверный портрет, а после смерти императора изготовил его восковую фигуру (ныне хранится в Эрмитаже); именно это изображение использовал современный художник и скульптор Михаил Михайлович Шемякин при работе над известным памятником Петру I, находящимся в Петропавловской крепости (см. Памятники Петру I).

Очень долго трудился Растрелли над конной статуей Петра I (см. Памятник Петру I у Михайловского замка), однако при жизни успел лишь закончить форму для ее отливки. Уже после смерти скульптора его сын, Растрелли-младший, продолжил работу над этой статуей. Установлена она была лишь в 1800 г. по указу Павла I напротив Михайловского замка. По сути, этот памятник стал первым конным памятником в России, хотя установлен он был позже, чем Медный всадник.

Другой известной работой Растрелли является скульптура «Анна Иоанновна с арапчонком», выполненная в монументальном стиле. Много работал мастер и над декоративной скульптурой в Летнем саду, Стрельне и Петергофе.

У Растрелли было много учеников и помощников; он надеялся основать в России профессиональную школу скульпторов, однако возможности для этого не представилось. Умер скульптор в Петербурге.

Растрелли Франческо Бартоломео

автор — Чижик

Франческо Бартоломео Растрелли (ок. 1700–1771)

Растрелли прибыл в Россию вместе со своим отцом Бартоломео (Карло) Растрелли из Парижа в шестнадцатилетнем возрасте. Отец, видя способности сына, пекся о его образовании: в середине 1720-х гг. Франческо Растрелли неоднократно уезжал на обучение в Европу, а после смерти Петра I будущий архитектор провел за пределами России несколько лет — вплоть до восшествия на престол Анны Иоанновны. За это время Растрелли основательно изучил европейскую архитектуру барокко, главным образом в Риме и Дрездене.

Первые заказы архитектор получил в Санкт-Петербурге, где он создал новый (четвертый по счету) Зимний дворец для Анны Иоанновны, и в Митаве (ныне — город Елгава в Латвии) — владении всесильного фаворита императрицы герцога Эрнста Иоганна Бирона. Но по-настоящему гений Растрелли раскрылся в царствование Елизаветы Петровны, для которой он сделался любимым архитектором. Он построил роскошный деревянный Летний дворец Елизаветы Петровны (тот самый, где вскоре родится будущий император Павел I, который прикажет снести этот дворец, чтобы возвести на его месте Михайловский замок), застроил Каменный остров, принадлежавший тогда графу Алексею Петровичу Бестужеву-Рюмину (почти ничего из этих построек не сохранилось), создал дворцы для вельмож Михаила Илларионовича Воронцова (Воронцовский дворец на Садовой улице) и Сергея Григорьевича Строганова (Строгановский дворец на углу Невского проспекта и набережной реки Мойки; см. Набережные Санкт-Петербурга). Елизавета Петровна поручила ему проектировать в Петергофе и Царском Селе огромные дворцово-парковые ансамбли, ставшие пригородным украшением Северной столицы (см. Наименования Санкт-Петербурга).

Строил Растрелли не только в Петербурге — и путешествия по России обогащали его новыми архитектурными идеями. Растрелли пришел к стилю, объединившему лучшие черты европейского барокко и древнерусской архитектуры. Особенно ярко новый стиль проявился в великолепных зданиях Андреевской церкви в Киеве и Смольного собора в Петербурге. Гигантская колокольня (высотой в 140 м, она должна была стать самым высоким сооружением Петербурга), задуманная им для Смольного, так и не была воздвигнута, но и без нее собор остается одним из самых чудесных сооружений нашего города.

Последним шедевром мастера стал шестой в истории города Зимний дворец. Пятым Зимним дворцом считается временный деревянный дворец, построенный также Растрелли, на углу Невского проспекта и набережной реки Мойки. Он был разобран в 1762 г., сразу после окончания строительства ныне существующего дворца на Дворцовой площади. Во время работы над четвертым Зимним дворцом роль Растрелли сводилась к объединению в комплекс зданий, созданных в основном до него. Теперь же главная императорская резиденция была выстроена целиком и полностью по плану Растрелли и обрела свой современный вид.

Со смертью Елизаветы Петровны ушел в прошлое и стиль барокко. Новое время требовало нового стиля — наступила эпоха классицизма. Уже не нужный двору архитектор уехал к своему старому покровителю Бирону (когда-то он был лишен всего имущества и сослан, но Екатерина II вернула ему титул и земли) в Митаву, где и провел последние годы, иногда приезжая в Петербург. Именно в Петербурге Растрелли и скончался.

Роль Растрелли в истории русской (не только петербургской) архитектуры невозможно переоценить; что же до Петербурга, то облик нашего города во многом сложился именно в результате его кипучей деятельности, беспрерывной в течение трех десятков лет, на протяжении нескольких царствований — от Анны Иоанновны до поздних елизаветинских времен.

В Царском Селе, рядом с Екатерининским дворцом, автором которого также является Растрелли, стоит памятник архитектору, а на Манежной площади в Петербурге — его бюст.

Реки Санкт-Петербурга

автор — Чижик

Реки Санкт-Петербурга

В настоящее время в Петербурге более 90 рек, каналов и протоков. Однако количество это меняется: прорываются новые каналы, засыпаются старые — например, практически исчез Лиговский канал, почти на всей протяженности которого сейчас расположен Лиговский проспект. С карты исчезают даже реки: так, в районе Сампсониевского проспекта раньше протекала речка с любопытным названием Негодяевка, а на месте речки Кривуши был прокопан Екатерининский канал (ныне — канал Грибоедова). Протекающие через наш город реки Фонтанка, Мойка, Пряжка и Карповка фактически являются рукавами Невы, а Охта, Черная речка, Славянка и Ижора — ее притоками.

Каждая река Петербурга имеет свою историю. Но главная из них, без сомнения, — Нева. Река Нева вытекает из Ладожского озера и на протяжении 45 км несет свои воды в Финский залив Балтийского моря. Скорость течения Невы на разных участках неодинакова — от 3,2 до 4,3 км/ч. При этом река занимает шестое место среди европейских рек по годовому стоку, доставляя в море в среднем 80 миллиардов кубометров воды в год. Нева — сравнительно молодая река. Около 4–4,5 тысяч лет назад массы воды, скопившиеся в Ладожском озере в результате постепенного поднятия суши, прорвали водораздел и хлынули по руслу реки Тосны в Финский залив. Образовавшаяся в результате река Нева, таким образом, значительно моложе других протекающих здесь рек: Тосны, Мги, Славянки, Ижоры. Этим, как утверждают одни ученые, объясняется ее название, восходящее к индоевропейскому имени прилагательному «новый». По другой версии, Нева по-фински означает «болото»; таким образом, название реки указывает на ее болотистые и топкие берега. По третьей, имя Нева происходит от финского «морской залив» или «море». Нева почти не несет в себе ила, поэтому ее дельта образовалась не обычным путем наносов, а в результате поднятия дна. Подводные мели постепенно превратились в острова, которых сейчас насчитывают более 40. В Неве практически нет водной растительности, кроме узкой полоски у самого берега. Поэтому рыба либо приходит в Неву на нерест, либо совершает по ее руслу путешествие из Финского залива в Ладожское озеро и обратно. Это корюшка, салака, минога, угорь, ряпушка, щука, окунь, плотва, лещ, ерш, судак, сиг и лосось. Старожилы вспоминают, как во время наводнений в подвалы Публичной библиотеки заплывали сиги. Трудно переоценить значение реки Невы для Петербурга. Именно она определила место рождения города, стала его главной транспортной артерией, снабжала и продолжает снабжать горожан питьевой водой. Множество промышленных предприятий зависят от невской воды. Самые красивые здания Петербурга находятся на ее берегах.

Из Невы возле Летнего сада вытекает река Фонтанка, которая называлась раньше Безымянным ериком (éрик — это небольшой проток, вытекающий из реки и опять в нее впадающий) и получила свое нынешнее именование в связи с тем, что в XVIII в. через нее из Лиговского канала поступала вода в фонтаны Летнего сада (см. Фонтаны Санкт-Петербурга). Фонтанка является самой широкой рекой Санкт-Петербурга после Невы (до 70 м), а ее длина составляет 6,7 км. В начале XVIII в. по Фонтанке проходила граница города, а в том месте, где сейчас находится Аничков мост (см. Аничков мост и дворец), стояла гауптвахта, на которой проверяли документы у въезжавших в столицу. С конца того же века берега реки стали обрамлять гранитными набережными (см. Набережные Санкт-Петербурга) с пандусами; также построили 7 однотипных цепных мостов, из которых до нашего времени сохранилось только 2 — мост Ломоносова и Старо-Калинкин мост. Фонтанка была одной из крупнейших водных магистралей, по которой осуществлялась перевозка грузов. На берегах Фонтанки были выстроены усадьбы и особняки многих знатных особ: дворец графов Шереметевых, известный как Фонтанный дом, усадьба князей Юсуповых с обширным садом, Аничков дворец, дворец князей Белосельских-Белозерских, дом поэта Гаврилы Романовича Державина, а также Михайловский замок. В XIX в. берега Фонтанки стали застраиваться доходными домами, медицинскими и образовательными учреждениями: здесь располагались Обуховская больница, Елизаветинская детская больница, Александровская больница для чернорабочих и др.; ведомство императрицы Марии разместило в домах вдоль Фонтанки Девичье училище, Коммерческое училище, Училище ордена Святой Екатерины и др. (см. Благотворительность в Санкт-Петербурге); возле истока реки были построены здания Училища правоведения и Центрального училища технического рисования барона Александра Людвиговича Штиглица (ныне — Художественно-промышленная академия имени А. Л. Штиглица).

В верхнем течении из Фонтанки вытекает река Мойка. Ее название происходит от финского слова «мья», или «муя», что означает «грязь, слякоть». Изначально Мойка брала свое начало в болоте, которое находилось на месте современного Марсова поля, затем, в первые десятилетия XVIII в., русло реки углубили и соединили его с Фонтанкой. С основания Петербурга на берегах Мойки селились ремесленники, здесь появились Кузнечная, Прядильная, Пушкарская слободы, а также Немецкая слобода, где жили иностранцы (не только немцы). Первоначально набережные реки и дома вдоль нее были деревянными, но частые пожары уничтожали их. С постройкой каменных домов и гранитных набережных постепенно менялось и население этих мест: ремесленники и работники верфи переезжали в Коломну, а вдоль Мойки вырастали дворцы и дома знати (Строгановский, Юсуповский, Мариинский дворцы). Через Мойку перекинут самый широкий мост Петербурга — Синий мост возле Исаакиевской площади. Это один из так называемых цветных мостов через Мойку — наряду с Зеленым, Красным и Желтым (ныне — Певческим). Удобное расположение в центре города, а также живописность реки способствовали тому, что в разное время на берегах Мойки жили многие известные представители культуры и науки, государственные деятели: Михаил Васильевич Ломоносов, Александр Сергеевич Пушкин, декабрист (см. Восстание декабристов) Кондратий Федорович Рылеев, архитекторы Андрей Иванович Штакеншнейдер и Огюст Монферран, генерал Михаил Андреевич Милорадович и многие другие.

Еще одной градообразующей водной артерией Петербурга является канал Грибоедова, который ранее носил имя Екатерининского канала; в XVIII в. на его месте протекала мелководная речка, называвшаяся Глухой или Кривушей. В 1740-х гг. эту речку соединили с Мойкой, а позже углубили ее русло и осушили берега. Канал длиной в 5 км впадает в Фонтанку; так соединяются потоки основных водных артерий города — Невы, Фонтанки, Мойки и канала Грибоедова. Берега Екатерининского канала застраивались в основном частными и доходными домами, здесь нет дворцов, особняков и общественных зданий. Исключение составляют здания Ассигнационного банка, в котором сейчас находится Университет экономики и финансов, и Общества взаимного кредита. Непарадная застройка берегов Екатерининского канала и тот факт, что в XIX в. в его средней части селились в основном мелкие чиновники, ремесленники, торговцы и мастеровые, создали особый колорит этого района города, вошедшего в русскую литературу как Петербург Федора Михайловича Достоевского, Николая Васильевича Гоголя, Всеволода Владимировича Крестовского, которые сами жили в этих местах и хорошо их знали. На берегу канала воздвигнуты известные соборы — храм Воскресения Христова (храм Спаса на крови), Казанский собор, Николо-Богоявленский Морской собор. На рубеже XIX–XX вв. разрабатывался (но в конечном счете не был реализован) проект, по которому предполагалось засыпать канал, а на его месте устроить бульвар и высадить деревья.

Самым крупным каналом Петербурга является Обводный, прорытый в конце XVIII — начале XIX в., его длина более 8 км. На берегах Обводного канала расположилось большое количество промышленных предприятий, а также два вокзала — Варшавский и Балтийский.

Малые реки Санкт-Петербурга тоже имеют свою, иногда очень сложную историю, и каждая из них достойна внимания. Такова, например, небольшая речка Ждановка, отделяющая Петровский остров от Петроградской стороны. Ждановка течет с юго-востока на северо-запад, вытекая из Малой Невы и впадая в Малую Невку. Ширина этой реки составляет в среднем 30 м, глубина — от 2 до 4 м, длина — чуть больше 2 км. Когда-то река, которая была несколько длиннее и начиналась примерно там же, где Малая Нева, не имела имени, но затем стала называться Никольской (по приделу Николая Чудотворца в расположенной рядом Успенской церкви; см. Князь-Владимирский собор). Примыкающую к реке территорию Петербургской (Петроградской) стороны и Тучкова буяна (см. Тучков буян и Тучков мост) именовали Мокрушами, потому что регулярные наводнения превращали ее в болото. В начале ХХ в. часть реки была засыпана, а насыпь, возникшая при постройке последнего варианта Тучкова моста, еще несколько изменила русло Ждановки — так река стала называться с XIX в. в честь тогдашних владельцев значительной части Петровского острова — братьев Ивана и Николая Ждановых. Их земли тянулись по берегу реки от Малой Невы до Мало-Петровского моста. Предприимчивые братья построили химико-аптекарский завод и производили березовый деготь, древесный уксус и синьку. Кроме реки имя братьев Ждановых до сих пор носят и мост, и набережная, и улица. Надо полагать, что засорению этой местности также положили начало именно братья Ждановы, хотя вряд ли они предполагали, что к нашему времени берега и прибрежная зона Леонтьевского мыса Петроградской стороны полностью будут полностью состоять из мусора и отходов, возникших в результате техногенной деятельности.

Религии в Санкт-Петербурге

автор — Чижик

Религии в Санкт-Петербурге

Петербург создавался как город открытого культурного пространства, город многих религий.

Наиболее многочисленными в городе изначально были общины православных и старообрядцев. С первых лет строительства Петербурга здесь стали закладывать православные храмы, привозить сюда чудотворные иконы — «Всех Скорбящих Радость», Казанскую икону Божией Матери и др. В новой столице начали формироваться новые религиозные традиции — в частности, традиция возводить храмы в честь военных побед и посвящать их тому святому, в день памяти которого была одержана победа (Сампсониевский собор в честь победы в Полтавской битве в 1709 г., Пантелеймоновская церковь в честь битвы при Гангуте в 1714 г. и др.). Церкви стали именовать также в честь небесных покровителей города и правящих монархов (см. Петропавловский собор, Исаакиевский собор, Символы Санкт-Петербурга). Религиозная жизнь Петербурга приобрела специфические черты, обусловленные церковными традициями столичного города. Для аристократических кругов церковные праздники были частью светской жизни, в них вносились элементы светских торжеств — например, их стали сопровождать военным парадом, как и праздники по случаю побед.

Довольно значительной среди населения Петербурга была численность старообрядцев — тех, кто не принял церковные реформы, проводившиеся в России в середине XVII в. При Петре I гонения на старообрядцев были ослаблены, им разрешено было совершать свои богослужения при условии уплаты двойных налогов. Существовало несколько общин старообрядцев, различавшихся тем, как они трактовали Священное Писание: были общины поповцев, беспоповцев, федосеевцев. У каждой общины имелись свои молитвенные дома, а в южной части Петербурга старообрядцам выделили особое место для кладбища — Громовского.

С первых лет существования российского «окна в Европу» в нашем городе жили целые колонии иностранцев, наиболее многочисленными среди которых по вероисповеданию были католики. Первый католический храм открыли предположительно уже в 1706 г. при доме Доменико Трезини возле нынешнего Мраморного дворца. После того как в конце XVIII в. значительная часть Польши вошла в состав Российской империи, среди петербуржцев стало еще больше жителей, исповедующих католицизм. К 1917 г. только поляков в Петербурге было около 80 тысяч. В петровские времена в столице жили приглашенные итальянские мастера с семьями, традиционно (особенно после Великой французской революции 1789 г.) было много французов, католическую религию исповедовала часть немцев. Главным храмом католиков стал костел Святой Екатерины на Невском проспекте; действовали в городе и католические учебные заведения, в том числе Духовная академия, располагавшаяся на 1-й линии Васильевского острова.

Свои храмы и школы были также у протестантов различных конфессий, прежде всего лютеран и реформатов, бóльшую часть которых составляли немцы и финны. Собственно, население Ниенштадта, города на Неве (см. Ниеншанц), изначально было финским и шведским; что до немцев, то немецкие ремесленники очень быстро стали своеобразной визитной карточкой Петербурга. Впоследствии в столице России селились и исповедующие протестантизм эстонцы и латыши. Достаточно сказать, что первую лютеранскую кирху во имя Святой Анны построили прямо в Петропавловской крепости еще в 1704 г. Среди других протестантских храмов — лютеранская церковь Святого Петра на Невском проспекте (1833–1838, архитектор Александр Павлович Брюллов), лютеранская финская церковь Святой Марии на Большой Конюшенной улице (1803–1805, архитектор Готлиб-Христиан Паульсен), голландская реформатская церковь на углу Невского проспекта и реки Мойки (1831–1837, архитектор Павел Петрович Жако), англиканская церковь Иисуса Христа (1730-е, перестроена в 1814–1815 гг. архитектором Джакомо Кваренги) и др.

В 1708 г. Петр I, смотревший отнюдь не только на Запад, пригласил в город армянских ремесленников и купцов; была создана армянская община, а во времена Екатерины II по проекту Юрия Матвеевича Фельтена построен храм Армяно-григорианской церкви на Невском проспекте (как и католический, он носит имя Святой Екатерины).

Перечисляя различные религиозные общины в Петербурге, нужно сказать не только о христианских конфессиях. Факт проживания в России миллионов мусульман (после вхождения в состав империи среднеазиатских территорий их стало более 30 миллионов) поставил столичные власти перед необходимостью постройки мечети. До начала ХХ в. многочисленные петербургские мусульмане (в основном татары) для религиозных нужд снимали частные помещения — например, на Невском проспекте, в доме купца Алексея Калугина. В 1907 г. Николай II одобрил идею строительства Соборной мечети Санкт-Петербурга на Троицкой площади. По замыслу петербургских архитекторов мечеть должна была напоминать среднеазиатские мавзолеи. В 1913 г. мечеть была открыта, но несколько лет еще достраивалась и в результате удачно вписалась в архитектурный ансамбль Троицкой площади. Теперь это одна из крупнейших мечетей Европы, значимый религиозный центр.

Похожая история связана и с буддийским дацаном Гунзэчойнэй, построенным в Старой Деревне по проекту архитектора Гавриила Васильевича Барановского и открытым в том же 1913 г. Последователи буддизма появились в Петербурге, когда только еще строилась Петропавловская крепость (собственно, крепостные валы сооружали специально согнанные на берега Невы калмыки), и, хотя к началу ХХ в. их число было невелико, по инициативе представителя далай-ламы (главы всех буддистов) в России Агвана Доржиева были собраны необходимые средства и воздвигнут храм, настоятелем которого стал сам Доржиев.

Несколько ранее построена Большая хоральная синагога — молитвенный дом иудеев. Ко второй половине XIX в., в связи с некоторым ослаблением законов о черте оседлости (по этим законам бóльшая часть евреев, исповедовавших иудаизм, могла жить только за пределами столичных городов), в Петербурге увеличилось еврейское население и возникла необходимость строительства синагоги. В 1880-е гг. был одобрен проект Льва Исааковича Бахмана и Ивана Ивановича Шапошникова, который (правда, в упрощенном по сравнению с первоначальным виде) и был осуществлен. В 1893 г. Большую хоральную синагогу на Большой Мастерской улице (ныне — Лермонтовский проспект) торжественно освятили.

В целом разнообразный этнический состав населения Петербурга требовал терпимого сосуществования представителей различных вероисповеданий. Религиозные обычаи и традиции всех конфессий учитывались в регламентации столичной жизни; например, при учебных, военных и административных учреждениях действовали молитвенные дома разных религий.

Религия

автор — Чижик

Религия

Религиозные представления были уже у древних людей, живших сотни тысяч лет назад. Археологические (см. Археология) раскопки показали, что у неандертальцев существовали погребальные обычаи, что свидетельствует об их вере в загробную жизнь. Стремление человека узнать истинные причины и высший смысл происходящих перед его глазами событий привело к появлению магических верований в тайные силы, с помощью которых можно влиять на окружающий мир. Поэтому первыми в раннем человеческом обществе зародились религии, связанные с природой и ее стихиями. Религия сыграла важную роль в организации общества и его развитии, так как устанавливала нормы поведения, табу (запреты), ограничения. Религиозные верования (от земледельческих культов и знахарства (лечебная магия) до погребального культа) пронизывали все стороны жизни человека и сопровождали его от рождения до смерти. Постепенно в обществе стали появляться особые люди, ответственные за отправление культа и общение с потусторонними силами: знахари, колдуны, жрецы, шаманы, затем священники. У каждой религии сложились свои традиции, ритуалы, у многих религий есть храмы и священные тексты.

На ранних стадиях существования религии преобладала вера в различных духов: тотемизм, анимизм, фетишизм. Тотемизм — вера в сверхъестественное родство человека с животным, растением, предметом, которые становились тотемами — предками рода. Анимизм — вера в то, что природа обладает душой, что предметы, окружающие человека, одушевлены. Фетишизм — приписывание неодушевленным предметам сверхъестественных свойств и вера в силы этих предметов. Со всеми этими видами религий связан шаманизм, в котором проводником в потусторонний мир духов является шаман. Шаманизм до сих пор распространен, например, у народов Сибири и Крайнего Севера России.

Представления человека о мире со временем претерпевали изменения, и первобытные религии развились в политеизм — веру в нескольких богов, составлявших пантеон (совокупность различных богов того или иного культа). Политеизм существовал, например, в Древнем Египте, где главным богом был Атон, а в Древней Греции и Древнем Риме была разработана сложная система человекоподобных богов, богинь и полубогов, где у каждого была своя функция. К примеру, древнегреческий бог Аполлон покровительствовал искусствам и музыке, богиней мудрости и справедливой войны была Афина, а во главе пантеона находился Зевс (в Древнем Риме его называли Юпитером).

Многие народы, населяющие в настоящее время Индию, также исповедуют политеизм. Одним из наиболее распространенных верований в этой стране является индуизм. В индуизме существует множество священных писаний, основные из которых — Веды, Рамаяна, Упанишады, Махабхарата. Религиозный культ в Индии отправляется в индуистских храмах, посвященных тому или иному божеству (их в Индии тысячи). Национальными религиями Индии являются также джайнизм и сикхизм, которые утверждают, что человек после смерти перерождается в другое существо (человека, животное или растение) в награду или наказание за прожитую жизнь. Это посмертное воздаяние называется кармой. В VI в. до н. э. на территории Древней Индии возник буддизм — религиозно-философское учение, основателем которого был принц Сиддхартха Гаутама, прозванный Буддой, что означает «просвещенный». Буддизм учит, что земные страдания человека прекратятся и он сможет выйти из круга перерождений только путем достижения нирваны — особого состояния блаженства. Буддийское учение записано в нескольких текстах, а богослужения проходят в храмах и монастырях, называемых на территории Монголии и России дацанами (см. Буддийский дацан Гунзэчойнэй). Буддизм является одной из трех мировых религий (вместе с христианством и исламом), которые не ограничиваются географически, а распространились повсеместно.

Разновидностями религии и философского учения являются распространенные на Дальнем Востоке конфуцианство, синтоизм, даосизм. Конфуцианство и даосизм — философские учения, разработанные в Китае в VI–V вв. до н. э. соответственно Конфуцием и Лао-цзы. Основной религией соседней Японии является синтоизм, основанный на анимизме древних японцев. Конфуцианство, буддизм и джайнизм являются религиями без бога, в их основе лежит вера в абстрактный идеал.

Монотеистические религии — иудаизм, зороастризм, христианство и ислам (в них существует только один бог как творец всего сущего) — появились позже политеистических.

Около четырех тысяч лет назад в Палестине и Древнем Египте зародилась первая монотеистическая религия — иудаизм; это национальная религия еврейского народа. В ее основе — вера в то, что человек сотворен по образу и подобию божьему и душа его бессмертна, что все люди равны перед богом, а также вера в приход Мессии. Кодекс иудаизма записан в Торе, иудейские храмы называются синагогами.

Чуть позже иудаизма, около 3500 лет назад, на территории современного Ирана возникла другая религия — зороастризм. Основателем ее считается Зороастр (или Заратустра), пророк бога Ахура Мазды, а священной книгой является Авеста. Последователи зороастризма считают, что бог в материальном мире проявляется через свет, а наиболее древним источником света является огонь. Поэтому зороастрийцы придавали большое значение огню, за что их еще называют огнепоклонниками.

В I в. н. э. появилось христианство, наиболее многочисленная из современных монотеистических религий мира, основанная на учении Иисуса Христа, которое описано в Евангелиях библейского Нового Завета. Внутри христианства существует множество течений, основными из которых являются православие, наиболее распространенное в России, а также католицизм и протестантизм, которые исповедуют в основном в Западной Европе, Южной и Северной Америке.

К VII в. н. э. относится зарождение ислама. Учение ислама содержится в Коране — священной книге, которую, согласно верованиям мусульман, бог Аллах ниспослал своему пророку Мухаммеду. Мусульмане совершают молитвы в мечетях (см. Соборная мечеть Санкт-Петербурга), священным городом ислама является Мекка в Саудовской Аравии, куда каждый правоверный мусульманин старается совершить паломничество — хадж. В Мекке, в центре главной мечети, находится мусульманская святыня Кааба. Где бы в мире ни находился мусульманин, он всегда совершает молитву, обращаясь в сторону Мекки. В исламе выделяются два крупных течения: сунниты и шииты.

Мировоззрение, которое отрицает веру в бога, в сверхъестественное, называется атеизмом. Атеистический взгляд на мир сформировался еще во времена античности: первым известным атеистом считается древнегреческий поэт Диагор, живший в V в. до н. э. Широкое распространение атеизм получил в ХХ в. благодаря исследованию Чарльза Дарвина о происхождении биологических видов, учению немецкого философа Фридриха Ницше, распространению марксизма и материализма, а также в целом секуляризации (освобождение от влияния церкви) жизни и сознания.

В Санкт-Петербурге распространены основные религии и конфессии мира (см. Религии в Санкт-Петербурге), а Музей истории религии позволяет лучше познакомиться с ними и их историей.

Ринальди Антонио

автор — Чижик

Антонио Ринальди (ок. 1709–1794)

Антонио Ринальди родился на юге Италии (вероятно, в семье дворянина). Его судьбу как архитектора определило то, что он оказался среди учеников крупнейшего представителя позднего итальянского барокко Луиджи Ванвителли и принимал участие в работе над теми проектами, которые поручались самому мастеру. Однако по-настоящему развернуться архитекторам в Италии XVIII в. было негде: на масштабные постройки в стране не было денег; поэтому тамошние мастера разъезжались по всей Европе. Особой популярностью они пользовались в России, куда и отправился в начале 1750-х гг. Ринальди. Он оказался на службе у графа Кирилла Григорьевича Разумовского — брата всесильного Алексея Григорьевича Разумовского, любимца императрицы Елизаветы Петровны, которая не только возвела его из казаков в графское достоинство, но и тайно вышла за него замуж. К. Г. Разумовский, получивший титул украинского гетмана, предполагал возродить гетманскую столицу в Батурине, и Ринальди должен был стать главным архитектором этого богатого по тем временам города. Пришедшая затем к власти Екатерина II отменила гетманский титул и разрушила честолюбивые планы К. Г. Разумовского, тем не менее Ринальди остался в России.

География работ Ринальди широка: он строил дворцы и церкви в Митаве (столице Курляндского герцогства, владении опального Бирона; ныне — это город Елгава в Латвии), в Ямбурге (ныне — Кингисепп), в Москве. Но главные и лучшие постройки Ринальди были созданы в Петербурге и его окрестностях. Здесь он уже в 1754 г. стал архитектором «малого двора», то есть окружения будущего императора Петра III (с этим периодом связаны постройки в Ораниенбауме), а затем перешел под покровительство Екатерины II. Из петербургских творений Ринальди можно выделить великолепный Мраморный дворец на Дворцовой набережной (см. Набережные Санкт-Петербурга), недостроенное здание Исаакиевского собора, разобранное Огюстом Монферраном при строительстве нынешнего собора, монументальное здание пеньковых складов на Тучковом буяне (см. Тучков буян и Тучков мост) и Князь-Владимирский собор на Петроградской стороне. Надо упомянуть также гатчинский дворцово-парковый ансамбль и ряд мемориальных сооружений в Царском Селе. Творчество архитектора стало своеобразным переходом от барокко к классицизму, поскольку совмещало черты обоих «больших» стилей.

От активной деятельности Ринальди отошел после несчастного случая: осматривая строящийся по его проекту Большой театр (теперь на этом месте стоит здание Консерватории), архитектор упал со строительных лесов. Последние годы Ринальди прошли в Риме.

Рококо

автор — Чижик

Рококо

Название этого стиля происходит от французского слова, обозначающего узор из камней и раковин. Рококо как направление в европейском искусстве возникло в первой половине XVIII в. на излете барокко. Мастера рококо довели изысканные барочные приемы до последних пределов изящества и грациозности. Рококо уводит в мир фантазий и иллюзий, легкой и ни к чему не обязывающей игры, к пасторальным, мифологическим или экзотическим сюжетам.

Живописным примером искусства рококо является известная картина французского художника Антуана Ватто «Капризница», хранящаяся в Эрмитаже. Она написана в характерном для этого мастера стиле «галантных празднеств» и превосходно передает атмосферу лукавого флирта между настойчивым кавалером и его капризной дамой.

Скульптура рококо отличалась небольшими размерами, изяществом и создавалась для украшения гостиных и спален аристократических особняков. Так, например, Этьен Морис Фальконе, известный в России прежде всего как автор монументального Медного всадника, в Париже для особняка маркизы де Помпадур изваял в стиле рококо небольшую статую «Грозящий Амур»: сидящий амур шаловливо прижимает указательный палец к губам. Копии этой прелестной скульптуры мы можем увидеть и в российских музеях, в том числе в Эрмитаже. Большое влияние стиль рококо оказал на мелкую пластику (миниатюрную скульптуру), производимую на знаменитых фарфоровых заводах — французских (Севр), немецких (Мейсен), австрийских (Вена) и русских (Санкт-Петербург, Императорский фарфоровый завод).

В архитектуре рококо определял не столько внешний вид зданий (хотя и мог проявляться на фасадах в избыточно прихотливой лепнине или орнаменте из золоченых завитков), сколько их интерьеры, лишенные и барочной тяжести, и регулярной планировки в духе классицизма. В России подобные интерьеры, для которых главное — удобство и свобода хозяев дома, создавались Франческо Бартоломео Растрелли, Саввой Ивановичем Чевакинским, Антонио Ринальди (в Петербурге) и Дмитрием Васильевичем Ухтомским (в Москве), то есть мастерами позднего барокко и раннего классицизма, которые в убранстве жилых покоев шли за модой или вкусами заказчиков.

Наиболее значительным представителем стиля рококо в России был Ринальди, много строивший в Ораниенбауме. Его авторству принадлежат Китайский дворец, павильон Катальная горка, дворец Петра III, потешная крепость Петерштадт. Принципы рококо применялись Ринальди последовательно — не только в архитектуре зданий, но и в украшении интерьеров. Он уделял внимание мельчайшим деталям, сам разрабатывал изящные рисунки паркета, лепнины. Стенная живопись, плафоны и даже характерный для рококо фарфор не являлись самостоятельными произведениями, а дополняли убранство целого ансамбля. В стиле рококо, по сравнению с отличающимся обилием позолоты и ярких красок барокко, цветовая палитра была приглушена, стала нежнее, мягче, интимнее — более подходящей для создания домашнего уюта; в основном использовались пастельные тона. Одним из шедевров Ринальди считается Зал муз Китайского дворца в Ораниенбауме, в убранстве которого преобладают розовые и голубоватые тона.

Одной из разновидностей рококо является шинуазри, или китайский стиль, для которого характерны выполненные в восточном вкусе декоративные элементы, использование эмалей, лаковых панно. В этом стиле художники изображали — в соответствии со своими представлениями — жизнь далеких стран (Китая, Японии). Целая серия таких построек сохранилась в Царском Селе (Китайская деревня, Китайский театр, Китайские и Драконов мосты и др.).

Ярким примером здания, сочетающего в себе элементы барокко и рококо, является воздвигнутый Растрелли ансамбль Смольного собора.

Росси Карл Иванович

автор — Чижик

Карл Иванович Росси (1775–1849)

Точно неизвестно, где родился прославленный архитектор Карло ди Джованни Росси. Исследователи называют в качестве возможных мест Санкт-Петербург, Венецию, Неаполь, однако сам он считал местом своего рождения Париж. В 13 лет Росси приехал в Петербург вместе с матерью и отчимом, балетными танцовщиками. Свою архитектурную карьеру Росси начал в качестве помощника Винченцо Бренны — любимого архитектора Павла I. Карл Росси строил не отдельные здания, а целые архитектурные ансамбли, которые включали в себя дворцы, усадьбы, улицы и площади. Его называют «последним русским классиком», потому что петербургский классицизм в его работах воплотился в своей высшей форме — стиле ампир. Великий мастер времен Александра I и Николая I, в значительной степени определивших облик Петербурга как одного из красивейших городов мира, Росси создал целую серию выдающихся ансамблей и памятников архитектуры.

В 1818–1824 гг. архитектор работал над своим первым крупным заказом — переустройством дворцово-паркового комплекса на Елагином острове (до этого, в 1816 г., он занимался реконструкцией Аничкова дворца (см. Аничков мост и дворец)). Усадебный дом, расположенный на острове и регулярно подвергавшийся подтоплениям, Росси реконструировал, подняв на высокий цоколь. Он полностью переделал интерьеры дворца, построил в ротонде домовую церковь Святителя Николая Чудотворца, возвел Конюшенный и Кухонный корпуса, устроил оранжерею, насыпал вдоль берегов острова валы, чтобы защитить парк от наводнений. Елагиноостровский дворец примечателен тем, что не только постройки, интерьеры, но и предметы внутреннего убранства созданы одним архитектором и гармонизированы в едином стиле.

Одновременно, в 1819–1825 гг., зодчий работал над реконструкцией Дворцовой площади: построенное им здание Главного штаба с его великолепной аркой придало площади законченный, целостный вид. Наиболее грандиозным творением Росси стал ансамбль Михайловской площади (ныне — площадь Искусств) с Михайловским дворцом. Дворец был построен для младшего брата Александра I Михаила Павловича. От центральной части главного фасада дворца Росси проложил улицу к Невскому проспекту до портика Перинной линии, построенного Луиджи Руска. Вдоль центрального фасада была установлена чугунная ограда, перед зданием разбили Михайловский сквер, а задний фасад здания, ничуть не уступающий в убранстве парадному, открывался в Михайловский сад. Великолепие дворцово-паркового ансамбля поражало современников не только в России, но и в Европе. После смерти владельцев дворец был продан в казну, и указом Николая II в 1895 г. в нем был учрежден Русский музей императора Александра III.

Росси был также автором архитектурного ансамбля Александринской площади (ныне — площадь Островского) с Александринским театром и Публичной библиотекой (ныне — Российская национальная библиотека). Центром площади стал театр, который открылся в 1832 г. Его фронтон венчает квадрига Аполлона, символизирующая триумф искусств. Позади театра архитектор выстроил 5 зданий министерских корпусов и театрального училища (сейчас там находится Академия русского балета имени Агриппины Яковлевны Вагановой), которые образовали Театральную улицу. У этих зданий одинаковые фасады, и создается впечатление, что всю улицу занимают два стоящих друг напротив друга дома. Эта улица уникальна своими пропорциями, так как при ее проектировке Росси следовал античным канонам: ее ширина (22 м) равна высоте стоящих на ней зданий, а длина превосходит ширину в 10 раз (220 м). В 1923 г. улицу переименовали в улицу Зодчего Росси, отдав тем самым дань вкладу архитектора в формирование облика Петербурга. Последним по времени постройки ансамблем Росси стал комплекс зданий Сената и Синода на Сенатской площади.

Петербург невозможно представить себе без работ Росси. Не случайно родилась фраза: «Классицизм вошел в Петербург через арку Главного штаба и покинул его через арку Сената и Синода». Архитектор был чрезвычайно работоспособен, практически постоянно трудился над двумя, а то и тремя проектами одновременно. Он активно использовал новаторские приемы, например металлические перекрытия. Сохранилась легенда, согласно которой император Николай I приказал приостановить работы по строительству Александринского театра, опасаясь ненадежности новых чугунных конструкций. Тогда Росси, ручаясь за их прочность, якобы попросил императора повесить его на стропилах, если чугунный свод обрушится. Строительство было продолжено. Впрочем, подобную историю рассказывают и о строительстве арки Главного штаба.

Постройки Росси отличались любопытной особенностью: при всем архитектурном великолепии зданий, возведенных им, их интерьеры довольно «бесчеловечны» — работать и жить в них было некомфортно. Архитектор не продумывал системы отопления, вентиляции, освещения, недостаточно было и отхожих мест. Распоряжаясь громадными суммами денег, занимая ответственные посты в различных архитектурно-строительных ведомствах, Росси отличался абсолютной честностью. Более 60 миллионов рублей, огромная по тем временам сумма, прошло через его руки, и ни одного рубля он не присвоил. Росси умер от холеры в 1849 г. и был похоронен за государственный счет на Волковском лютеранском кладбище, потому что у его семьи денег на похороны не хватало. В советское время его прах перенесли на Лазаревское кладбище Александро-Невской лавры.

Ростральные колонны

автор — Чижик

Ростральные колонны

Первые ростральные колонны появились в Древнем Риме. Римляне традиционно отмечали свои военные победы пышными шествиями, которые называли «триумфами». Главной задачей триумфа было не только восхваление победителей, но и демонстрация достигнутых успехов в борьбе с врагами. Победители вели захваченных пленников, несли награбленные сокровища, на огромных телегах везли вражеское оружие и доспехи. Такими же трофеями украшали и специально воздвигнутые триумфальные ворота, через которые проходили победители (см. Триумфальные арки). На самóм месте победы римляне, как правило, устанавливали колонну, украшая ее трофейным оружием. Долгое время победы одерживались Римом только на суше, но после поражения карфагенского флота во время первой Пунической войны (260 г. до н. э.) на главной площади Рима — Форуме — установили триумфальную колонну, украшенную рострами — отрубленными носами вражеских кораблей, взятыми в качестве военного трофея. Отсюда и название подобных колонн — ростральные.

Когда в начале XIX в. в наполеоновской Франции возник стиль ампир, традиция военных украшений стала постепенно распространяться по всем европейским столицам. Не остался в стороне и Петербург, где в стиле ампир было создано немало выдающихся архитектурных произведений. Одно из них — здание Биржи, украсившее Стрелку Васильевского острова и построенное по проекту французского архитектора Жана Франсуа Тома де Томона. Перед зданием, на самом острие Стрелки, архитектор в 1810 г. поставил две Ростральные колонны — символ триумфа российского флота.

У подножия колонн разместились скульптурные изображения главных рек Российской империи: у одной — Волхов и Нева, у другой — Днепр и Волга. По другой версии, скульптуры изображают «божества моря и коммерции», но, так как атрибуты в их руках весьма условны, установить истину невозможно. Скульптуры выполнены французскими мастерами Жозефом Камберленом и Франсуа Тибо из пудостского известняка, который добывался тогда в поселке Пудость под Гатчиной. Камень этот хорошо обрабатывается, морозоустойчив и немного меняет цвет в зависимости от освещения. Правда, из-за своей относительной мягкости он довольно быстро разрушается, поэтому скульптуры не раз приходилось реставрировать.

Ростральные колонны, высота которых составляет 32 м, первоначально служили еще и маяками для кораблей, заходивших в расположенный рядом порт. На верхних площадках, куда можно подняться по винтовым лестницам внутри колонн, были установлены чугунные жаровни, в которых жгли конопляное масло. Однако раскаленные капли нередко падали на прохожих, и от горящего масла со временем отказались. В конце XIX в. к колоннам было подведено электричество, но затея оказалась по тем временам слишком дорогой. Традиция колонн-маяков была возрождена в 1957 г., когда город, хотя и с опозданием, отметил свое 250-летие. Только теперь к светильникам был подведен газ — и огромные, до 7 м, факелы, зажигаемые в праздничные дни, стали еще одним украшением Петербурга.