Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Павел I

автор — Чижик

Павел I (1754–1801)

Павел I был сыном Петра III и Екатерины II. И отец, и мать его в России были иностранцами (Екатерина II в дальнейшем вполне обрусела, а с Петром III, несмотря на то что он был внуком Петра I, этого так и не произошло) и при царствующей Елизавете Петровне, по воле которой они обвенчались в 1745 г., чувствовали себя неуютно. Супруги не питали друг к другу нежной привязанности; неудивительно, что их первый и единственный ребенок появился на свет лишь спустя 9 лет, — это событие не только не сблизило Петра и Екатерину, но, напротив, окончательно отдалило их друг от друга. Мальчика тотчас забрали у родителей, а с семилетнего возраста его воспитывал Никита Иванович Панин, пытавшийся дать Павлу I образование в духе Просвещения. Совершившая в 1762 г. переворот Екатерина II должна была стать регентшей при наследнике, но императрица не собиралась передавать власть сыну и после его совершеннолетия.

Отношение Павла I к матери, державшей его в отдалении, в Гатчине и Павловске, всегда было прохладным: кроме узурпации власти он обвинял ее и в убийстве отца. До 42 лет, исполнившихся Павлу к моменту восшествия на престол (1796), в его руках было сосредоточено куда меньше власти, чем в руках любого из фаворитов венценосной родительницы. Поэтому после ее смерти новый монарх предпринял все усилия для того, чтобы его царствование ничем не напоминало царствование Екатерины II. Императрица опиралась на дворянство и действовала в его интересах: дворянин мог не служить и пользоваться всеми сословными привилегиями; мог, если умел снискать благосклонность императрицы, сделать фантастическую карьеру. Недаром время Екатерины II называют золотым веком дворянства.

Павел I стремился сделать службу обязательной, настаивая на равенстве вельмож и простых дворян перед императором; в любой момент дворянина могли наказать за самый небольшой проступок. При благородных целях Павел I не был умелым политиком, он исходил из идеальных представлений о роли государя и его подданных, наказывал и миловал людей, повинуясь мгновенному чувству, и точно так же вел себя в отношениях с другими государствами. Например, успешно воюя несколько лет против наполеоновской Франции, Павел I вдруг заключил с ней мир, объединившись против бывших союзников. В январе 1801 г. 40 полков донских казаков были отправлены в поход на Индию — тогдашнюю английскую колонию, что с государственной и военной точки зрения было безумием. (Впрочем, в марте того же года, сразу после убийства императора, полки, успевшие достичь лишь Волги, получили приказ вернуться в Россию.) Павел I возглавлял старейший в мире рыцарский орден, Мальтийский, и был его Великим магистром. По его повелению для нужд ордена были построены Приоратский дворец в Гатчине и Мальтийская капелла в Воронцовском дворце в Санкт-Петербурге.

Среди дворян было много обиженных Павлом I. Главными недовольными оказались прежние фавориты Екатерины II. Заручившись поддержкой старшего сына Павла I — Александра Павловича (будущего императора Александра I), они составили заговор и убили Павла I в Михайловском замке. Официальной причиной смерти императора назвали апоплексический удар. Убийство было изображено юным Александром Сергеевичем Пушкиным в оде «Вольность»: «Когда на мрачную Неву / Звезда полуночи сверкает / И беззаботную главу / Спокойный сон отягощает, / Глядит задумчивый певец / На грозно спящий средь тумана / Пустынный памятник тирана, / Забвенью брошенный дворец — / И слышит Клии страшный глас / За сими страшными стенами, / Калигулы последний час / Он видит живо пред очами, / Он видит — в лентах и звездах, / Вином и злобой упоенны, / Идут убийцы потаенны, / На лицах дерзость, в сердце страх. / Молчит неверный часовой, / Опущен молча мост подъемный, / Врата отверсты в тьме ночной / Рукой предательства наемной… / О стыд! о ужас наших дней! / Как звери, вторглись янычары!.. / Падут бесславные удары… / Погиб увенчанный злодей». Поэт не сочувствует тирану, но самыми мрачными красками рисует и заговорщиков.

Памятники Павлу I установлены в его загородных резиденциях — Гатчине и Павловске, а также во дворе Михайловского замка.

Павлов Иван Петрович

автор — Чижик

Иван Петрович Павлов (1849–1936)

Иван Павлов родился в семье рязанского священника из небогатого прихода. Русское духовенство в середине XIX в. было сословием, из которого вышло немало крупных ученых и общественных деятелей. Закончив церковное училище, Павлов поступил в семинарию; возможно, он и пошел бы по духовной линии, но в последнем классе семинарии ему попалась брошюра Ивана Михайловича Сеченова «Рефлексы головного мозга». Выбор был сделан — и юный Павлов отправился в Петербург, чтобы поступать в университет (см. СПбГУ). Хотя его влекло к естественным наукам, сдавать экзамены пришлось на юридический факультет: у окончивших семинарию практически не было шансов поступить на естественное отделение, так как семинарская подготовка по математике была довольно слабой. Но буквально через несколько дней после начала учебы Павлов перевелся туда, куда и стремился. На естественном отделении физико-математического факультета он учился у Ильи Фаддеевича Циона, изучая физиологию животных.

Исследование пищеварительной системы животных в конечном итоге и принесло Павлову славу ученого с мировым именем, но от начала занятий наукой до Международного медицинского конгресса 1903 г. в Мадриде, где он прочитал свой знаменитый доклад, ученого отделяли десятилетия самоотверженного труда. Через год после доклада Павлову — первому из русских ученых — присудили Нобелевскую премию за исследование функций главных пищеварительных желез. В том же докладе ученый высказал свои идеи о физиологии высшей нервной деятельности, ввел понятия безусловного и условного рефлексов. Эти идеи оказали огромное влияние на такие науки, как психология, физиология, даже педагогика.

Список регалий Павлова к началу ХХ в. (профессор, заведующий различными кафедрами, академик) выглядит внушительно, однако известно, что условия его жизни всегда были очень скромными. Отношения Павлова с советским правительством складывались сложно: он резко отрицательно относился к большевистскому режиму и не скрывал этого. Однако власть была вынуждена идти на уступки всемирно известному ученому и постаралась создать ему идеальные условия для работы. «Под Павлова» был открыт безотказно финансируемый научный институт в Колтушах, которым он руководил до конца жизни. После смерти великого физиолога официальная пропаганда превратила его в икону образцового советского ученого-патриота.

В 1935 г. по инициативе Павлова в Санкт-Петербурге был установлен памятник собаке, которая символизирует всех животных, использованных в научных целях. Имя Павлова носят многочисленные учреждения, организации, в частности, в Санкт-Петербурге — Санкт-Петербургский государственный медицинский университет и Институт физиологии. В доме на 7-й линии Васильевского острова, где ученый прожил последние годы жизни, находится мемориальный Музей-квартира И. П. Павлова; есть свой музей и в Колтушах.

Памятник Александру III

автор — Чижик

Памятник Александру III

23 мая 1909 года на Знаменской площади, напротив Николаевского вокзала, был торжественно открыт памятник Александру III, российскому императору с 1881 по 1894 год, отцу царствовавшего Николая II. Место для памятника было выбрано не случайно: именно с Николаевского, ныне Московского, вокзала начинался Сибирский железнодорожный путь, связавший Россию с Дальним Востоком. Начало строительства этой дороги было положено Александром III. Создателем памятника стал известный скульптор Паоло Трубецкой, сын князя П. И. Трубецкого. Скульптор представил императора в образе русского богатыря, что весьма соответствовало облику Александра III, обладавшего огромной физической силой неторопливого и крепкого мужчины. Под стать императору был и конь – мощный, крепко стоящий на всех четырех ногах. Статуя должна была явиться полной противоположностью Медному всаднику.

Новый памятник разделил зрителей на два непримиримых лагеря. Одни видели в нём символ уверенной воли и стабильного правления, другие издевались и над композицией, и над образом. Памятник называли «Пугало» и «Обормот». В демократической публике немедленно появился стишок: «На площади комод, / На комоде бегемот, / На бегемоте обормот, / На обормоте шапочка. / Какого дурака это папочка?» Злые языки утверждали, что сам император Николай II неоднократно упоминал о желании отправить в Сибирь скульптора и его памятник.

Следует помнить, что в момент открытия памятника авторитет царской власти и лично Николая II был крайне невысок вследствие проигранной в 1905 году Русско-японской войны, разгрома первой русской революции 1905–1907 годов и отсутствия видимых реформ. Памятник критиковали не столько за художественные недостатки; скорее, он стал символом непопулярной монархии.

Возможно, именно слегка юмористическое восприятие монумента сослужило ему хорошую службу после Октябрьской революции 1917 года. В то время как многие памятники императорам, и даже Петру Великому, были уничтожены, Александр III остался на своём постаменте, на котором для усиления пропагандистского воздействия были высечены стихи Демьяна Бедного: «Мой сын и мой отец при жизни казнены, / А я пожал удел посмертного бесславья. / Торчу тут пугалом чугунным для страны, / Навеки скинувшей ярмо самодержавья». В 1927 году во время праздничной демонстрации памятник был даже заключён в железную клетку. В 1937 году статую всё же сняли, аргументировав это тем, что она мешает движению трамваев по Знаменской площади, которая теперь называлась площадь Восстания. Однако памятник уцелел, спрятанный на несколько десятилетий от посторонних глаз в закрытом дворе Русского музея.

«Узник Русского музея» получил свободу в 1994 году, заняв свое нынешнее место перед Мраморным дворцом, где ещё недавно располагался Музей В. И. Ленина, – прямо на постаменте, оставшемся от ленинского броневика. Конечно, конной статуе тесно в небольшом сквере, но о возвращении ее на историческое место пока говорить не приходится. В центре площади Восстания за это время появился обелиск «Городу-герою Ленинграду», и, хотя среди горожан он известен как «Зубило», а его художественные достоинства весьма сомнительны, демонтаж безликого многотонного гиганта в ближайшем будущем вряд ли возможен.

Памятник Петру I у Михайловского замка

автор — Чижик

Памятник Петру I у Михайловского замка

Модель для памятника создавалась итальянским скульптором Бартоломео (Карло) Растрелли (1667–1744) в течение многих лет. Приехав в Россию по приглашению Петра I (вместе с сыном — будущим великим архитектором Франческо Бартоломео Растрелли), он изготовил несколько скульптурных портретов императора, в том числе восковой и бронзовый бюсты, а также знаменитую «Восковую персону» из раскрашенного воска и дерева. Над конным памятником Петру I Бартоломео Растрелли с перерывами трудился с 1716 г. почти до смерти, однако до отливки дело так и не дошло. Ее выполнял уже после смерти скульптора итальянский мастер Алессандро Мартелли под руководством Франческо Бартоломео Растрелли, который предполагал поставить памятник на спроектированной им Дворцовой площади перед Зимним дворцом, примерно там, где сейчас возвышается Александровская колонна. Однако статуя так и не была установлена.

В царствование Екатерины II идея создания памятника Петру I носилась в воздухе, но императрицу не устраивал растреллиевский монумент, долгие годы пылившийся без применения (статую планировали разместить то перед зданием Двенадцати коллегий, то в Таврическом саду (см. Таврический дворец и сад), принадлежавшем князю Григорию Александровичу Потемкину, то и вовсе в Полтаве, но ни один из этих замыслов не осуществился). Екатерина II предпочла обратиться к Этьену Морису Фальконе, ставшему автором всемирно известного Медного всадника.

Зато Павел I, во всем соперничавший с матерью и считавший, что с Петром I его связывает нечто мистическое, нашел подходящее место для скульптуры Растрелли — то, где она стоит и сейчас, перед Михайловским замком, на Кленовой улице (которая называлась также Кленовой аллеей), в той части, что при Павле I именовалась площадью Коннетабля. Для установки требовалось изготовить соответствующий пьедестал, и на проект объявили конкурс, который выиграл профессор Академии художеств Федор Иванович Волков. Пьедестал украсили двумя бронзовыми барельефами с изображением исторических баталий — побед над шведами при Полтаве (см. Полтавская битва) и Гангуте. Посвятительная надпись на памятнике («Прадеду — правнук») явно спорит с надписью на Медном всаднике («Петру Первому — Екатерина Вторая») — тем, что подчеркивает родственную связь между Петром I и Павлом I. Установлен памятник был в 1800 г., так что полная история его создания растянулась более чем на 80 лет.

Памятники Владимиру Ильичу Ленину

автор — Чижик

Памятники Владимиру Ильичу Ленину

Владимир Ильич Ленин сыграл в истории России исключительно заметную роль. Неудивительно, что в 1924 г., сразу после его смерти, городу трех революций Санкт-Петербургу, ставшему в 1914 г. Петроградом, было дано новое имя — Ленинград (см. Наименования Санкт-Петербурга). В советское время в Ленинграде было воздвигнуто более 70 памятников Ленину. После крушения советской власти многие из них демонтировали, однако большое количество монументов сохранилось.

Самый первый памятник Ленину в полный рост в Петербурге был установлен в 1926 г. в сквере у Невского машиностроительного завода по адресу: проспект Обуховской обороны, 51. Этот памятник был создан Матвеем Яковлевичем Харламовым, который несколько раз видел Ленина при жизни. Инициаторами создания памятника выступили рабочие завода, они же собрали деньги на его установку. Ленин изображен выступающим перед народом с отведенной назад рукой. Когда в 1990-х гг. этот памятник хотели убрать, рабочие Невского завода вступились за него.

Самым известным и одним из самых высоких памятников Ленину в Петербурге является открытый 7 ноября 1926 г. монумент на площади у Финляндского вокзала (авторы — скульптор Сергей Александрович Евсеев и архитекторы Владимир Алексеевич Щуко и Владимир Георгиевич Гельфрейх). Здесь вождь мирового пролетариата изображен выступающим перед людьми, которые встречали его после прибытия из Финляндии (см. Мраморный дворец). Изначально памятник стоял точно на том месте, где в 1917 г. состоялось историческое обращение Ленина к народу, однако позже его переместили на насыпной холм ближе к Неве. Во время Великой Отечественной войны памятник был надежно укрыт землей и песком, поэтому не пострадал.

Самый необычный памятник Ленину находится на территории Финляндского вокзала. Это не скульптура, не бюст и не портрет, а исторический паровоз № 293, на котором Ленин дважды пересекал границу Финляндии в 1917 г. под видом кочегара. В 1964 г. паровоз поместили в специальный павильон на вечную стоянку. Интересно, что Финляндская железная дорога, сыгравшая большую роль в жизни Владимира Ильича, была построена в год его рождения — 1870-й.

Еще один монумент Ленину был открыт 6 ноября 1927 г. перед Смольным институтом (см. Воспитательное общество благородных девиц), в котором располагался штаб Октябрьской революции 1917 г. Автор памятника — скульптор Василий Васильевич Козлов. В самом здании сохранен рабочий кабинет Владимира Ильича — небольшая комната, которая стала центром подготовки большевистского переворота.

В 1928 г. у Сестрорецкого Разлива был открыт музейный комплекс «Шалаш» в память о том, что здесь в 1917 г. жили Ленин и Григорий Евсеевич Зиновьев. В 1960-е гг. в Разливе выстроили большой мемориал — к установленным ранее гранитным памятникам добавили павильон-музей, были высажены деревья и проложены аллеи.

Одним из последних памятников Ленину, установленных в Петербурге в советские годы, стал монумент на Московской площади перед зданием Ленсовета. Он был открыт 22 апреля 1970 г. в честь столетия со дня рождения Ленина. Авторами памятника являются скульптор Михаил Константинович Аникушин и архитектор Валентин Александрович Каменский.

Памятники животным

автор — Чижик

Памятники животным

В Санкт-Петербурге существует множество памятников животным. Наибольшее количество скульптурных зверей населяет дворик филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета и Ленинградский зоопарк, но отдельные памятники установлены и в других районах города.

Сквер во дворе филологического факультета называется Парком современной скульптуры под открытым небом. Кроме скульптур животных, здесь стоят памятники поэтам, литературным героям и др. В северной части парка «обитает» бронзовая такса, автором которой является скульптор Арсен Альбертович Аветисян. Рядом с кафедрой фонетики можно увидеть улитку, созданную Владимиром Алексеевичем Петровичевым. Есть во дворике скульптура под названием «Hircus facultatis», что в переводе с латыни означает «Факультетский козел». А на крыльце кабинета синхронного перевода расположилась фигурка бегемота по кличке Тоня, выполненная также В. А. Петровичевым. Рядом с Тоней размещена табличка с надписью: «По легенде девушка, которая мечтает найти жениха, должна подержаться за правое ухо бегемотихи, а молодой человек, если хочет найти невесту, за левое». Композиция «Соловей» посвящена истории о том, как императрица Елизавета Петровна приказала наловить соловьев в лесах и привезти в Петербург, чтобы наслаждаться их пением. Неподалеку от дворика филологического факультета установлен памятник кошке с надписью: «Человечество обязано быть бесконечно благодарным кошке, подарившей миру великое множество первостепенных открытий в физиологии».

В Ленинградском зоопарке в ходе благотворительного проекта (см. Благотворительность в Санкт-Петербурге) под названием «Зоология металла» было установлено несколько бронзовых скульптурных композиций, изображающих животных. Авторами всех скульптур — детеныша тюленя, игуаны, гепарда и др. — являются Ольга Михайловна Сагаконь и Дмитрий Анатольевич Чеботарев.

В Петербурге есть несколько памятников собакам. На площади Тургенева стоит трогательный памятник Муму — сапоги, плащ, а рядом дворняжка, словно ожидающая хозяина; авторы проекта — Лев Руфильевич Немировский и Арам Аревикян. Петербург стал первым в мире городом, где установлен памятник безымянной собаке за огромный вклад в развитие науки о человеке. Скульптура с надписью «От благодарного человечества» находится во дворе Института экспериментальной медицины (см. Иван Петрович Павлов), автор — Иннокентий Федорович Беспалов.

В небольшом сквере на улице Правды, дом № 13, «живет» собачка Гаврюша — памятник бродячей собаке. Беззащитный и добрый облик животного вызывает умиление, Гаврюшу так и хочется погладить. Авторами памятника являются скульптор Виктор Андреевич Сиваков, архитектор Лариса Викторовна Домрачева.

На Малой Садовой улице расположились известные петербургские кошки — Василиса и Елисей. Скульптуры были установлены в 2000 г.; автором идеи является историк Сергей Борисович Лебедев, скульптором — В. А. Петровичев. Елисей и Василиса — это памятники тем ярославским кошкам, которых завезли в город в 1943 г. для спасения от крыс во время блокады Ленинграда. Считается, что человеку, которому удастся забросить монетку на площадку к коту или кошке, будет сопутствовать удача.

Еще один необычный памятник находится у Иоанновского моста Петропавловской крепости — на одной из свай сидит «Зайчик, спасшийся от наводнения». Авторов этой скульптуры, ставшей своеобразным памятником петербургским наводнениям, является В. А. Петровичев, архитектором — Сергей Яковлевич Петченко. Существует примета, что если попасть монеткой на постамент зайчика, то не утонешь не только в водоеме, но и на экзамене.

2 медведя на улице Достоевского с 1902 г. украшают вход на бывшее предприятие саксонского промышленника Курта Богдановича Зигеля. Медведи символизировали процветание своего хозяина.

В Александровском саду перед зданием Адмиралтейства установлен памятник ученому Николаю Михайловичу Пржевальскому (создан по проекту Александра Александровича Бильдерлинга), у пьедестала которого расположился верблюд.

На пьедестале памятника Ивану Андреевичу Крылову в Летнем саду разместилось множество разных животных — героев его басен.

Вдали от обычных туристических маршрутов Петербурга, у въезда на мясокомбинат на Московском шоссе, 13, находится памятник быкам. Скульптурная композиция «Быки» была создана в 1827 г. известным русским скульптором Василием Ивановичем Демут-Малиновским. Во время Великой Отечественной войны быки были эвакуированы и хранились на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Некоторое время в Петербурге существовала даже скульптура крысы (авторы — Анатолий Семенович Гаврилов и Александр Анатольевич Пальмин). Она находилась на улице Блохина, 1, но в 2004 г. ее демонтировали.

Отдельное место среди скульптур животных в Петербурге занимают львы. Их в городе огромное количество. Они повсюду — на стенах домов, на мостах, на улицах. Но, пожалуй, больше всего львов расположено вдоль ограды дачи князя Александра Андреевича Безбородко на мызе Полюстрово (ныне — Свердловская набережная, 40). В пасти у каждого из 29 львов кольцо, и кольца эти соединяются цепью.

Памятники Петру I

автор — Чижик

Памятники Петру I

Санкт-Петербург неразрывно связан со своим основателем — царем-реформатором, первым российским императором Петром I. В городе множество памятников Петру I. Это и конные статуи, и скульптурные изображения в полный рост, и бюсты.

Еще при жизни императора, в 1724 г., Бартоломео (Карло) Растрелли изготовил 2 его бюста, первый — бронзовый (экспонируется в Эрмитаже), а второй — из свинца (в настоящее время находится в столице Дании Копенгагене). В 1725 г. Растрелли создал посмертную «Восковую персону» Петра I, которая поначалу находилась в собрании Кунсткамеры, а в 1941 г. была передана в Эрмитаж. Петр I изображен сидящим на троне, на нем подлинный костюм. Основа скульптуры сделана из дерева, ее части крепятся на шарнирах, а лицо, кисти и ступни, слепки которых были сняты с тела умершего императора, отлиты из воска. Другим памятником Петру I стал монумент Растрелли, установленный у Михайловского замка. Петр I изображен в одеждах римского императора, голова его увенчана лавровым венком. Император сидит на лошади. Этот памятник был задуман еще при жизни Петра I и должен был стать первой конной статуей императора. Однако тогда замысел не осуществили: скульптор очень долго работал над формой для отливки, завершив ее прямо перед своей смертью. Памятник был отлит под руководством его сына, Франческо Бартоломео Растрелли, но не установлен, а убран на склад. Позже, уже в 1800 г., Павел I приказал поставить этот памятник перед своей новой резиденцией — Михайловским замком. На постаменте, автором которого является Федор Иванович Волков, написано «Прадеду — правнук»; он украшен барельефами «Полтавская баталия» и «Битва при Гангуте» (см. Памятник Петру I у Михайловского замка).

Самый известный памятник Петру I — Медный всадник. Он был установлен в 1782 г. на берегу Невы, на Сенатской площади. Открытие монумента было приурочено к столетию воцарения Петра I. Его авторами стали несколько человек: архитектурную часть разработал Юрий Матвеевич Фельтен, конную статую создал скульптор Этьен Морис Фальконе, голову Петра I вылепила ученица Фальконе Мари-Анн Колло, а змею — Федор Гордеевич Гордеев. Работа над памятником продолжалась более 10 лет. Змея под копытами лошади Петра I символизирует побежденных врагов. Однако она играет еще и роль третьей точки опоры статуи — хвост коня, как будто слегка касающийся змеи, на самом деле дополнительно поддерживает вставшего на дыбы скакуна. Памятник установлен на гранитной глыбе, названной «Гром-камень» и доставленной из Лахты на берегу Финского залива. Медный всадник является одним из официальных символов Петербурга (см. Символы Санкт-Петербурга).

Первым памятником Петру I, созданным в XIX в., стала статуя императора в мундире Преображенского полка работы французского скульптора Теодора Наполеона Жака, установленная в Петровском парке Кронштадта. Еще один памятник основателю Петербурга стоит на Адмиралтейской набережной. Он не столь величествен, как Медный всадник или памятник у Михайловского замка, однако очень символичен. Этот монумент называют «Царь-плотник», а его полное название, выбитое на постаменте, — «Царь Петр I обучается корабельному делу в городе Саардаме в Голландии». Памятник был создан скульптором Леопольдом Адольфовичем Бернштамом по заказу Николая II в период празднования 200-летия Полтавской битвы и установлен в 1910 г. С него сделали копию в половину размера, которую хотели подарить голландскому городу Саардаму, однако она оказалась слишком маленькой. Тогда для Саардама выполнили полноразмерную копию, а маленькую статую поставили в Летнем саду. В советские времена и маленькая, и большая статуи были уничтожены. А в 1996 г. правительство Нидерландов подарило Петербургу копию, сделанную с памятника, который в свое время был установлен в Саардаме. Так «Царь-плотник» вернулся на свое место.

В пару к этому памятнику была создана несохранившаяся скульптурная группа «Петр I, спасающий рыбаков близ Лахты» работы того же Бернштама, установленная в 1909 г. перед восточным фасадом Адмиралтейства. Другим своим памятником «Петр I с малолетним Людовиком XV на руках» Бернштам запечатлел эпизод, произошедший в 1717 г., во время визита Петра I во Францию, когда российский царь поднял на руки мальчика, будущего французского короля, и произнес: «В моих руках — вся Франция». Эта скульптура находилась в Петергофе, во время Великой Отечественной войны была утрачена, а в 2005 г. восстановлена в копии. Памятник Петру I у Сампсониевского собора был отлит по форме, созданной Марком Матвеевичем Антокольским, и установлен в 1909 г. в честь 200-летия победы под Полтавой. По этой же форме отлиты еще несколько статуй — в Петербурге перед казармами лейб-гвардии Преображенского полка, в Шлиссельбурге, Архангельске и Таганроге. В годы советской власти петербургский памятник был разобран, однако в 2003 г. его восстановили.

Современным памятником Петру I стал монумент, размещенный в Петропавловской крепости; автором его является Михаил Михайлович Шемякин. Жители и гости Петербурга весьма неоднозначно относятся к этой скульптуре: фигура сидящего Петра I крайне непропорциональна и намеренно карикатурна — маленькая лысая голова, массивное тело и длинные тонкие ноги. Лицо императора было отлито по посмертной маске, снятой Растрелли. Бюсты Петра I установлены на Московском вокзале, перед домиком Петра I на Петровской набережной, в нише на стене Нахимовского училища. Еще одним современным памятником является шестиметровая статуя, созданная Зурабом Церетели и возвышающаяся у гостиницы «Прибалтийская» на Васильевском острове.

Пантелеймоновская церковь

автор — Чижик

Пантелеймоновская церковь (церковь во имя Святого великомученика и целителя Пантелеимона)

Название церкви, расположенной на углу улицы Пестеля и Соляного переулка, указывает на ее посвящение святому Пантелеимону, который родился в Малой Азии в III в. и прославился как врач, способный с помощью своего искусства и христианской молитвы вылечить любую болезнь. Схваченный по приказу римского императора Максимиана, он был подвергнут пыткам, которые не сломили его веру, и обезглавлен. Пантелеимон почитается христианами, которые обращаются к нему за помощью в лечении болезней.

Церковь была построена в 1722 г. по приказу Петра I в честь двух выдающихся побед русского флота (см. Флот России) над считавшимся до того непобедимым шведским. Обе эти победы (при Гангуте в 1714 г. и Гренгаме в 1720 г.), как ни странно, были одержаны в один день — 7 августа (27 июля по старому стилю (см. Календарь)), когда Православная церковь чтит память святого Пантелеимона; поэтому иконы с частичками его мощей стали главными святынями храма.

Поначалу на берегу Фонтанки была сооружена деревянная часовня, которую впоследствии сменила мазанковая церковь. Ее основными прихожанами были работники Соляного городка, располагавшегося неподалеку. В 1734 г. церковь разобрали, заложив на ее месте новую, каменную (вероятно, по проекту архитектора Ивана Кузьмича Коробова). По примеру Петропавловского собора в новой церкви колокольня составляла одно целое со зданием храма, выстроенным в стиле аннинского барокко. Названный искусствоведами по имени императрицы Анны Иоанновны, этот стиль являлся шагом от сдержанного петровского (северного) барокко к классическому, елизаветинскому (см. Елизавета Петровна).

Храм сохранился до наших дней практически без перестроек. Храм одноглавый, с высоким граненым куполом на восьмигранном барабане. Фасад обрамляют пилястры дорического ордера, место расположения алтаря указывает фигурный, лучковый фронтон. Во второй половине XIX в. здание расширили, присоединив к нему часовню и паперть. В начале ХХ в. во дворе построили флигель.

Со второй половины XIX в. при церкви действовало благотворительное общество (см. Благотворительность в Санкт-Петербурге), на деньги которого содержался детский приют и женская богадельня.

В 1914 г. Военно-историческое общество укрепило на фасаде храма мраморные доски с перечнем полков, участвовавших в битвах при Гангуте и Гренгаме. В 1936 г. советская власть закрыла храм. На некоторое время в здании бывшей церкви разместилась экспозиция «Гангутский мемориал», рассказывающая о первой победе русского флота на Балтике. Здесь же освещалась и героическая оборона полуострова Ханко (бывший Гангут) с июня по декабрь 1941 г. во время Великой Отечественной войны. В 1991 г. храм был возвращен верующим.

Пантелеймоновский мост

автор — Чижик

Пантелеймоновский мост

В первой четверти XVIII в. на месте нынешнего моста, там, где река Мойка вытекает из реки Фонтанки, был лодочный перевоз. В 1725–1726 гг. Харман ван Болос (тот самый, по проекту которого сделан знаменитый кораблик Адмиралтейства) построил здесь акведук для снабжения водой фонтанов Летнего сада. Вода по акведуку подавалась издалека — из Лиговского канала, прорытого от речки Лиги, которая протекала в местности несколько более высокой, чем Фонтанка. Однако напор воды получался все-таки слабым, и когда очередное наводнение разрушило акведук (к тому времени перестроенный Франческо Бартоломео Растрелли), его не стали восстанавливать. Впоследствии засыпали и Лиговский канал (на его месте сейчас находится Лиговский проспект), а фонтаны стали снабжать водой из ближайшей реки — Фонтанки. Собственно, тогда она и поменяла свое имя, а до этого называлась Безымянным ериком.

В 1824 г. на этом месте впервые построили мост. Как и некоторые другие мосты через Фонтанку, Екатерининский канал (ныне — канал Грибоедова) и Мойку, спроектированные в эти годы петербургскими инженерами Гийомом (Вильгельмом) Треттером и Василием Александровичем Христиановичем, он держался на цепях (его и назвали Цепным мостом). Мост немного раскачивался, и это вкупе с легким, ажурным декором придавало ему особое обаяние. В начале ХХ в., когда обрушился мост сходной конструкции — Египетский, Цепной был разобран, а на его месте в 1907–1908 гг. построили другой — Пантелеймоновский мост. Он был назван так в честь Пантелеймоновской церкви, расположенной в нескольких десятках метров по одноименной улице. Не прошло и 10 лет, как мост переименовали в Гангутский, но и это название долго не продержалось.

При советской власти мост получил имя одного из пятерых казненных декабристов — Павла Ивановича Пестеля (см. Восстание декабристов), руководителя Южного общества, автора «Русской правды» (одного из интереснейших декабристских документов, по сути — настоящей республиканской конституции). В честь Пестеля переименовали и Пантелеймоновскую улицу. Поднявшаяся после крушения советской власти волна обратных переименований улицу не тронула, и она до сих пор носит имя декабриста, а мост вновь стал Пантелеймоновским. Неподалеку от Пантелеймоновского моста установлен памятник Чижику-Пыжику.

Паровая машина и паровоз

автор — Чижик

Паровая машина и паровоз

У идеи парового двигателя долгая история, уходящая в античную эпоху. В I в. н. э. греческий ученый Герон Александрийский изобрел машину, названную им эолипилом, то есть шаром Эола — бога ветра. Это, в сущности, была игрушка — металлический шар, вращаемый силой пара. Этому и другим многочисленным изобретениям Герона не нашли практического применения, поскольку не видели в том необходимости: всю тяжелую работу выполняли рабы. Только с конца XVII в. европейские ученые стали целенаправленно разрабатывать идею использования силы пара.

Первые паровые машины создали француз Дени Папен, который считается изобретателем парового котла, и англичанин Томас Севери, сконструировавший паровой насос. (Кстати, насос Севери был приобретен Петром I и использовался при снабжении водой фонтанов Летнего сада.) Однако эти машины, как и созданный на основе разработок Севери английским кузнецом Томасом Ньюкоменом в 1712 г. «атмосферный двигатель», не отличались практичностью и надежностью. Так, котел Папена нужно было разбирать после однократного использования, а двигатель Ньюкомена часто взрывался. Кроме того, эти паровые машины отличались чрезвычайно низким коэффициентом полезного действия: только 20-я часть сжигаемого топлива преобразовывалась в механическую энергию, остальные 19 частей тратились вхолостую.

В 1760-е гг. английский механик Джеймс Уатт на основе машины Ньюкомена создал свой двигатель, более надежный и экономичный. Именно он стал отправной точкой английской промышленной революции и позволил называть XVIII в. веком пара. Параллельно с Уаттом русский механик Иван Иванович Ползунов создал аналогичную машину для приведения в действие воздуходувных мехов на заводах в Барнауле. Но социально-экономические условия в России того времени не позволили развернуться промышленному производству: использовать дешевый труд крепостных было значительно выгоднее.

Двигатель Уатта нашел свое применение и на транспорте. Появились пароходы и паровозы. Паровозом (в противоположность пароходу, движущемуся по воде) стали называть машину на паросиловом двигателе, передвигающуюся по рельсам. Паровозы дали возможность перемещать на большие расстояния колоссальные грузы и множество пассажиров, их появление вызвало революцию в транспорте и торговле и, как следствие, в экономике в целом.