Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Набережные Санкт-Петербурга

автор — Чижик

Набережные Санкт-Петербурга

Петербург — город рек и каналов. Топкая, болотистая, изрезанная многочисленными ручьями и реками почва требовала укрепления берегов, а также огромной инженерной работы по осушению местности, углублению и расчистке русел рек, изменению береговой линии. В XVIII в. для укрепления берегов с целью устройства пристаней и спусков к воде сначала использовали дерево, затем известняк. На Городском острове (будущей Петербургской (Петроградской) стороне), например, в берег вбивали деревянные сваи, за которые закладывали связки прутьев, булыжник, засыпали песок и утрамбовывали землю. Однако дерево быстро начинало гнить, известняк становился пористым и крошился — деревянные набережные требовали постоянного дорогостоящего ремонта, поэтому их стали отделывать более прочным материалом — гранитом (см. Камни и минералы). Первой гранитной набережной Петербурга стала Дворцовая, созданная по окончании строительства Зимнего дворца в 1763 г. Участок перед дворцом, с которого открываются замечательные виды на Петропавловскую крепость и Стрелку Васильевского острова, облицевали гранитными блоками с высеченным на них орнаментом, напоминавшим рыбью чешую; верхнему ряду блоков придали форму закругленного карниза; ограждение, также из гранитных блоков, образовало массивный парапет.

В дальнейшем Дворцовая набережная стала образцом для других набережных Петербурга; впрочем, орнамент на гранитных плитах уже не высекали (это было сделано лишь еще один раз — у береговых устоев наплавного Исаакиевского моста, давно не существующего); использовали тесаный крупнозернистый гранит из местных каменоломен. Строительство гранитных набережных было продолжено сначала до Фонтанки, а затем и далее. Так появилась Гагаринская набережная (напротив Гагаринского буяна, что на Петроградской стороне), переименованная позднее во Французскую, а впоследствии ставшая Кутузовской. В ансамбль набережной были включены 3 «горбатых» моста через так называемые канавки — Лебяжью, Красную (впоследствии этот канал был засыпан) и Зимнюю. В другую сторону протянулись Адмиралтейская и Английская набережные, обустройство которых завершилось в конце XVIII в.

Особого внимания заслуживают набережные Васильевского острова. В начале XIX в. берег на Стрелке удлинили более чем на 100 м, построив полукруглую набережную с двумя аппарелями — пологими спусками. Эти спуски, площадь наверху, декоративные Ростральные колонны и Биржа (архитектор Жан Франсуа Тома де Томон), а также окружающие ее симметричные здания (архитектор Иван Францевич Лукини) образуют уникальный по гармонии ансамбль. Великолепна и Университетская набережная с ее пристанями, спусками к воде и главным украшением — египетскими сфинксами на одной из пристаней (см. Сфинксы на Университетской набережной).

Не меньший интерес представляют набережные малых рек и каналов, прежде всего Мойки, канала Грибоедова, Фонтанки, Крюкова канала.

Набережную Мойки (протяженность этой реки составляет около 5 км) поначалу укрепляли деревянным брусом, но на рубеже XVIII–XIX вв. стали одевать в гранит, а затем украсили и чугунными литыми решетками. Именно через узкую и мелкую Мойку перекинут самый широкий в Петербурге мост (чуть менее 100 м). Это Синий мост между Исаакиевской площадью и Мариинским дворцом; он и сам воспринимается как площадь.

Общая протяженность петербургских набережных превышает 150 км. Самая длинная набережная Невы — Октябрьская (около 9 км), самая короткая — Адмиралтейская (немногим более 400 м).

Гранитные набережные, не только выполняющие утилитарную функцию, но и придающие парадный вид городским панорамам, наряду с другими достопримечательностями по праву являются визитной карточкой Петербурга.

Наводнение

автор — Чижик

Наводнение

Наводнением называется подъем уровня воды в реках, озерах и морях. Причины такого подъема могут быть разными: половодье, когда весеннее таяние снегов совпадает с обильными дождями; паводок, при котором вода резко поднимается из-за ливней и оттепелей; так называемые заторы и зажоры, когда реки разливаются из-за скопления льда, мешающего течению (с затором мы можем столкнуться весной, с зажором — в начале зимы); сильный ветер, нагоняющий морскую воду в устье реки; аварии на плотинах; землетрясения, которые сопровождаются цунами.

Наводнения нередко наносят тяжелый урон человеку, приводят к жертвам. В древности большие наводнения, подобно другим природным катастрофам, воспринимались как гнев богов. Существуют сотни мифов о наводнениях, самые известные из них — миф об Атлантиде и библейское повествование о всемирном потопе. Однако древние египтяне воспринимали наводнения как благо: если бы не ежегодный разлив Нила, долина этой реки превратилась бы в бесплодную пустыню.

Люди борются со стихией, строят водохранилища и дамбы. Дамбы необходимы, когда поселения расположены в низменной местности, как, например, в случае с Петербургом. Основывая Петербург, по выражению Александра Сергеевича Пушкина, «под морем», Петр I прежде всего думал о геополитическом значении города. Однако быстро обнаружилось, что водная стихия опаснее шведского флота. Острова, на которых строилась новая столица, каждую осень в большей или меньшей степени заливались. 12 (1 по старому стилю (см. Календарь)) ноября 1724 г. во время очередного наводнения Петр I (согласно легенде, спасая людей) простудился и умер.

Причин, по которым Петербург подвергается наводнениям, несколько. Наводнение приходит в город с запада, с Финского залива, в виде длинной волны, которая отличается от коротких волн на поверхности моря тем, что несет с собой огромные массы воды, обрушивающиеся на большие пространства суши. Длинная волна в городе встречается с невскими водами, из-за чего Нева начинает течь вспять. Другими причинами являются циклоны — атмосферные вихри с большими перепадами давления в центре и на периферии, мелководье Финского залива и пологое побережье, не способное дать отпор воде. Особенностью петербургских наводнений является также то, что значительная их часть происходит при наличии льда.

Наводнениям Петербург подвергался с самого основания, однако сведения о первых наводнениях недостоверны, так как измерения производились неточно. Сейчас наводнением принято считать подъем воды на 150 см над уровнем ординара (это средний уровень Невы). За 3 века своего существования Петербург пережил 237 случаев опасных наводнений и 3 случая катастрофических — по одному на каждый век.

Первое катастрофическое наводнение в новой столице произошло 21 (10 по старому стилю (см. Календарь)) сентября 1777 г., когда вода поднялась на 321 см. Несчастье случилось ночью, а потому стало причиной многих жертв и разрушений. Рухнула стена Петропавловской крепости, водой были смыты сотни домов, уничтожен Летний сад с гротами, беседками, фонтанами. После этой бедствия власти города стали предпринимать меры по предотвращению наводнений и наблюдению за колебаниями уровня воды.

Самым сильным и разрушительным в истории Петербурга стало наводнение, произошедшее 19 (7 по старому стилю (см. Календарь)) ноября 1824 г., когда уровень воды превысил норму более чем на 4 м. До сих пор в некоторых местах города можно увидеть каменные таблички с отметкой достигнутого тогда водой уровня. Например, такая табличка есть на доме № 1 по Большому проспекту Васильевского острова. А недалеко от Синего моста на набережной реки Мойки в память об этом наводнении поставлен гранитный обелиск, увенчанный трезубцем морского бога Нептуна. Но, пожалуй, самым долговечным памятником петербургским наводнениям стала поэма Александра Сергеевича Пушкина «Медный всадник», сюжет которой основан на событиях 1824 г.

Уже накануне трагического дня погода испортилась, дул сильный ветер, который срывал крыши и валил деревья. Со стороны Балтийского моря и Финского залива на город шла длинная волна. Вода час от часу поднималась. Петербуржцы отнеслись к подъему воды легкомысленно, расхаживали по набережным и любовались разгулявшейся стихией. Утром 7 (19) ноября огромная волна, сжатая устьем Невы, обрушилась на острова и затопила их. Только на Васильевском острове были смыты несколько сотен домов; оторванные от причала баржи с грузом и большие корабли беспорядочно носились по городу, врезаясь в уцелевшие строения. К полудню залило и центр города, уровень воды на улицах превысил человеческий рост, на месте Дворцовой площади крутился гигантский водоворот: в нем плавали куски кровли, сорванные со здания Главного штаба. Повсюду тонули люди, правительство практически не приняло никаких мер, и спасением занимались добровольцы, среди которых были и простые мужики, и, например, генерал Михаил Андреевич Милорадович (через год погибший от пули декабриста Петра Григорьевича Каховского; см. Восстание декабристов). К вечеру вода стала спадать — и обнажилась страшная картина разрушений. По официальным данным, во время наводнения погибло около 500 человек (по другим сведениям, гораздо больше), в основном это были люди простого звания; утонули тысячи животных; были разрушено или пострадало до половины городских зданий; ущерб, нанесенный городскому хозяйству, с трудом поддавался исчислению.

После этой катастрофы вновь стали заниматься вопросами гидротехнической защиты города. Был объявлен конкурс, на который российские и зарубежные инженеры и ученые представили свои проекты. Лучшим из них был признан проект Петра Петровича Базена, который предлагал строительство дамбы в 25 км от устья Невы. Но в XIX в. этот проект так и не реализовали.

3-е катастрофическое наводнение произошло уже в Ленинграде (см. Наименования Петербурга) 23 сентября 1924 г., когда вода поднялась на 380 см. Благодаря тому что население города заблаговременно предупредили об опасности, удалось избежать массовых жертв. Тем не менее были погибшие, оказалось снесено несколько мостов, разрушены торцевые мостовые, сильно пострадал порт, ряд заводов и фабрик.

Только с 1979 г. были начаты работы по строительству дамбы для защиты города от наводнений. Окончательно завершились они в 2011 г.

Наименования Санкт-Петербурга

автор — Чижик

Наименования Санкт-Петербурга

За сравнительно недолгую для такого большого города историю Петербург неоднократно переименовывался. Первое название — Санкт-Питербурх (в честь святого покровителя царя Петра I — апостола Петра) — получила в 1703 г. заложенная на Заячьем острове крепость (см. Петропавловская крепость). Города как такового тогда еще не было, если не считать, что выше по течению Невы около шведской крепости Ниеншанц располагалось шведское же поселение Ниенштадт, преимущественно с финским населением. Впрочем, хотя сейчас мы воспринимаем эти территории как находящиеся в пределах одного города, в те времена их разделяло несколько безлюдных километров.

Крепость на Заячьем острове была переименована в Петропавловскую, после того как в том же 1703 г. в ее стенах стали строить собор Святых Петра и Павла, а старое название крепости перешло к вырастающему на невских берегах городу, который в 1712 г. стал столицей России.

Петербург отличался от старых русских городов не только немецким названием, он и формировался иначе — не разрастался естественно, сам собой, а возводился по заранее продуманному плану. И эта «умышленность», которую впоследствии отмечал Федор Михайлович Достоевский, наложила на характер города неизгладимый отпечаток.

Петровское название продержалось до 1914 г., когда Россия вступила в Первую мировую войну. Германия была противником России, и немецкое имя столицы в патриотическом порыве заменили на славянское. Санкт-Петербург стал Петроградом (одно из бывших неофициальных названий — см. поэму Александра Сергеевича Пушкина «Медный всадник»). Этот вариант продержался одно десятилетие. В 1918 г. город потерял статус столицы (Петроград мог быть захвачен наступавшими немецкими войсками, и молодое советское правительство посчитало, что безопаснее будет переехать в Москву), а в 1924 г., после смерти Владимира Ильича Ленина, фигура которого быстро мифологизировалась, стал Ленинградом. В то время волна переименований коснулась множества городов, не говоря уже об улицах, площадях, мостах и т. д. Гатчина, например, еще при жизни Льва Давидовича Троцкого именовалась в его честь Троцком (правда, недолго).

С именем Ленинграда город пережил одно из самых тяжких и героических времен в своей истории — почти 2,5 года (1941–1944) блокады (см. Блокада Ленинграда).

В 1991 г. встал вопрос о возвращении городу изначального имени. Был проведен референдум, и большинство жителей высказалось за эту идею. Город вновь стал официально называться Санкт-Петербургом. Однако прилегающая к нему область до сих пор именуется Ленинградской.

За первые полтора века существования Петербург обрел и ряд неофициальных названий, которых значительно больше, чем официальных имен. Они употребляются в стихах, повседневных разговорах, средствах массовой информации. Некоторые прозвания являются сокращениями, другие отражают политическое положение или культурно-исторические особенности нашего города. Многие имена носят образный, поэтический характер. Ниже представлены некоторые из них.

Питер — одно из старейших и наиболее распространенное неофициальное название; сокращение исторически первого имени города. Этим просторечным словом настоящий петербуржец свой город старается не называть.

Северная столица или вторая столица — так Петербург называют из-за его дореволюционного столичного статуса. Кроме того, сейчас это второй по значимости город России (после Москвы).

Культурная столица — название связано с тем, что в городе расположено огромное количество музеев и театров. Петербург — родина многих великих поэтов, писателей, актеров, музыкантов и др. Кроме того, до переноса столицы в Москву именно Петербург был центром культурной жизни Российской империи. Это название также характеризует то особое место, которое город занимает в мировой культуре.

Город на Неве — имя, отражающее историческую связь города с рекой Невой, на берегах которой он был основан и вокруг которой застраивался. Потрясающе красивые гранитные набережные и разводные мосты — один из символов Петербурга (см. Символы Санкт-Петербурга).

Город белых ночей — название указывает на удивительное природное явление, когда солнце в конце мая — начале июля лишь ненадолго опускается за горизонт (см. Климат Санкт-Петербурга). Белые ночи делают город необычным, придают ему особую, неповторимую красоту. На это время в Петербурге приходится самый высокий туристический сезон.

Колыбель трех революций — именование, характеризующее историческую роль Петербурга–Петрограда как центра революционных событиях 1905 г., а также Февральской и Октябрьской революций 1917 г.

Северная Венеция — название, основанное на аналогии между Петербургом и Венецией, красивейшим городом Италии. Такое сравнение возникло из-за особенностей петербуржской архитектуры, обилия в городе рек, каналов и мостов (см. Реки Санкт-Петербурга, Малые реки Санкт-Петербурга, Мосты Санкт-Петербурга).

Северная Пальмира — имя, которое произошло от поэтического уподобления Петербурга Пальмире, древнему городу на территории современной Сирии, который славился легендарной красотой. Сопоставление двух этих городов — плод чистейшей фантазии, так как руины Пальмиры, затерянные в сирийских песках, едва ли кто-то видел.

«Окно в Европу» — название, ставшее популярным после выхода в свет петербургской повести Пушкина «Медный всадник». Оно связано с тем, что Петербург длительное время воспринимался как связующее звено между русской и европейской культурой.

Невоград — такое прозвание город получил в среде старообрядцев (см. Религии в Санкт-Петербурге).

Петрополь — поэтическое именование, вторая часть которого восходит к греческому слову «город»; также упоминается в петербургской повести Пушкина.

Новый Амстердам и Новый Парадиз — подобным образом город нередко называли во времена Петра I. Имя Новый Амстердам связывает Петербург с голландской столицей, которую русский император посетил во время своей поездки в Европу и которую взял за образец при строительстве Петербурга. А имя Новый Парадиз (французское слово «парадиз» означает «рай») указывает на то, что Петр I строил Петербург как райский город, город-мечту.

Нетрудно заметить, что неофициальные названия Петербурга в большинстве своем так или иначе подчеркивают его удивительные особенности, исключительность и красоту.

Наука

автор — Чижик

Наука

Наука — сложившаяся система знаний о мире, о закономерностях развития природы, общества и мышления. Ее цель — описание, объяснение и прогнозирование на основе открытых законов различных процессов, протекающих в действительности. Научные знания о мире стали формироваться еще с глубокой древности, одновременно с возникновением цивилизаций. Зарождение науки тесно связано с развитием абстрактного мышления, речи, а также с формированием письменности, которая дала возможность фиксировать наблюдения и таким образом передавать знание следующим поколениям. Несмотря на многотысячелетнее сосуществование науки и религии, часто между ними возникало противостояние, отчасти продолжающееся до сих пор. Наука и религия представляют собой два разных подхода к восприятию и толкованию окружающего мира.

Религиозное сознание основано на вере в сверхъестественное и опирается на догматы (жесткие, незыблемые положения, принимаемые на веру и не подлежащие критике) и постулаты (утверждения, не требующие доказательств). А в основе научного сознания лежит научный метод, подразумевающий наблюдение, анализ фактов, формулирование гипотез и выработку доказательств. Любые научные данные должны подвергаться критическому осмыслению и подтверждаться результатами экспериментов. Научное знание стремится к объективности, к независимости от взглядов или опыта конкретного человека. Данные науки, основанные на наблюдении, часто входили в противоречие с религиозной картиной мира, отчего пострадали многие ученые, например: итальянский монах и философ Джордано Бруно, физик и астроном (см. Астрономия) Галилео Галилей и другие.

Все науки можно разделить на три большие группы: точные, естественные и гуманитарные. Точные науки появились первыми, так как имели практическую ценность — служили удовлетворению потребностей повседневной жизни. Астрономические знания применялись в морских плаваниях. Математика нужна была строителям и землемерам, людям, занимавшимся сельским хозяйством, и путешественникам: без арифметики, геометрии, без точных вычислений невозможно было воздвигнуть колоссальные сооружения (например, египетские пирамиды), составить карту местности, рассчитать площадь поля или объем урожая. Данные точных наук постоянно расширяются, дополняются, но редко подвергаются коренным изменениям, поскольку основываются на объективном наблюдении.

Достаточно развитые в странах Древнего мира и в эпоху античности естественные науки (медицина, биология, ботаника и другие) к периоду Средневековья в Западной Европе во многом пришли в упадок из-за различных религиозных запретов, в частности на изучение человеческого тела. Церковь рассматривала тело всего лишь как сосуд для души, а болезнь — как следствие греха и, соответственно, как заслуженное наказание.

Зарождение гуманитарных наук (философии, филологии, истории и других) стало возможным с появлением свободного от физического труда времени, в которое человек смог отвлечься от практической деятельности и посвятить себя размышлениям о вечных ценностях. Начиная с VII в. до н. э. в Древнем Риме, Греции, Китае и Индии стали образовываться философские школы, которые достигли в своем развитии небывалого расцвета. Однако в дальнейшем распространение монотеистических религий (христианства, ислама) и буддизма мешало формированию разнообразных философских концепций. Долгие века философская мысль была тесно связана с теологией (богословием), в Европе — с христианским учением.

Большую роль в развитии ранней средневековой науки сыграл основанный в VII в. арабский халифат, который впитал в себя достижения греко-римской, египетской, индийской культуры и науки и стал развивать их дальше. В Темные века арабы не дали исчезнуть бесценным знаниям, накопленным в античности. Труды многих дохристианских ученых стали вновь известны европейцам именно в арабских переводах.

Начиная с эпохи Возрождения, а затем и Просвещения наука стала постепенно освобождаться от влияния религиозных догм. Стремительно накапливались объективные научные данные, в результате чего науки все более и более дифференцировались, то есть делились на различные направления. До XIX в. ученый еще мог быть одинаково успешным в самых разных областях научного знания. Таким примером может служить живший в XV в. Леонардо да Винчи, гений которого раскрылся как в искусствах (живопись, скульптура, архитектура, поэзия), так и в науках: он был анатомом (см. Анатомия), естествоиспытателем, инженером и изобретателем. В России XVIII в. энциклопедическими познаниями обладал Михаил Васильевич Ломоносов, сделавший открытия в астрономии, физике, химии, географии, металлургии и геологии; помимо всего прочего он был художником, мозаичистом, лингвистом, поэтом и историком. И таких примеров было довольно много.

К XIX в. человечество накопило такое количество информации о мире, что стало невозможным вместить в одну человеческую жизнь даже простое знакомство с ней. Именно с этого времени занятия наукой становятся профессией, специализируются, а в каждой области знания выделяются отдельные разделы; например, физика подразделяется на механику, оптику, термодинамику, электродинамику, ядерную, квантовую и атомную физику, которые, в свою очередь, делятся на более мелкие подразделы. Науки не существуют изолированно друг от друга, они пересекаются: химия не может существовать без данных физики, физика и астрономия пользуются результатами математических исследований и т. д.

В ХХ в. наука достигла колоссальных результатов в самых разных областях знания. Благодаря научным открытиям и изобретениям человек сейчас знает чрезвычайно много как о мельчайших строительных частицах физического мира, так и о бесконечно отдаленных от Земли огромных галактиках Вселенной. В исследовании действительности невозможно достичь конца, пределов знания не существует, а потому наука будет развиваться постоянно, выходя на всё новые уровни и пытаясь раскрыть суть мироздания.

Науки в Санкт-Петербурге

автор — Чижик

Науки в Санкт-Петербурге

Среди множества нововведений и реформ, связанных в России начала XVIII в. с именем Петра I, особое место занимает развитие российской науки и народное просвещение. Во время поездок по Европе в составе Великого посольства царю стало очевидно научно-техническое отставание России от европейских стран. Одним из способов решения этой проблемы было основание в Москве в 1701 г. по указу Петра I одного из первых светских учебных заведений в России — Школы математических и навигацких наук, где готовили не только моряков, но и инженеров, геодезистов, артиллеристов. С основанием Санкт-Петербурга все внимание Петра I было сосредоточено на новой столице, куда российский монарх старался привлекать не только лучших европейских мореплавателей и архитекторов, но также и ученых. Преемницей московской школы в Петербурге стала открытая в 1715 г. Морская академия. Она была устроена по образу Королевской математической школы в Лондоне, в которой царь побывал в 1698 г. С именем Петра I связано и открытие в Петербурге в 1714 г. первого общедоступного научного музея, собрания редкостей — Кунсткамеры.

Для развития теоретической науки в 1724 г. в Петербурге была учреждена Академия наук, которая и до сих пор является важнейшим научным центром России. Первоначально в нее приглашались иностранные ученые, в числе которых были швейцарский астроном, физик и математик Леонард Эйлер, математик Даниил Бернулли, астроном, географ и востоковед француз Жозеф Николя Делиль и другие. При академии были открыты Академическая гимназия и Академический университет (см. СПбГУ), где на лекциях могли присутствовать все желающие. Для преподавания в этих учебных заведениях также приглашались ученые из Европы. Русских студентов для пополнения знаний отправляли учиться в европейские университеты. Так, в Марбургском университете в Германии обучались физике, химии, горному делу Михаил Васильевич Ломоносов и Дмитрий Иванович Виноградов, открывший впоследствии для России секрет изготовления фарфора. Уже ко второй половине XVIII в. русское просвещение достигло значительных успехов: помимо университета и Академии наук в Петербурге стали открываться другие научные и учебные учреждения, появились новые библиотеки и музеи. Крупнейшим филологическим учреждением являлась открытая в 1783 г. Российская академия, занимавшаяся гуманитарными исследованиями в области русского языка, литературы и истории. Художественное образование получали в Академии художеств, открытой в 1757 г. К концу XVIII в. Петербург стал центром русской науки и культуры.

Наивысший расцвет российской науки приходится на XIX в. — начало ХХ в. Именно в этот период Петербург, продолжая оставаться российским научным центром, стал играть очень важную и заметную роль не только в европейской, но и в мировой науке. Российские ученые внесли значительный вклад практически во все научные области. В точных науках больших успехов достигли математики Софья Васильевна Ковалевская, Пафнутий Львович Чебышев. В астрономии огромную роль сыграла открытая в 1835 г. Пулковская обсерватория, которая завоевала всемирный авторитет уже в первые годы своего существования; в XIX в. она наравне с Гринвичской обсерваторией в Великобритании была признана лучшей обсерваторией мира, во многом благодаря исследованиям выдающегося астронома Василия Яковлевича Струве. Научный прорыв был сделан и в области химии, прежде всего в работах Александра Михайловича Бутлерова и Дмитрия Ивановича Менделеева, открывшего периодическую таблицу химических элементов. Активно развивались в это время естественные науки: биология, медицина, физиология, связанные с именами всемирно известных и признанных ученых Ильи Ильича Мечникова, Ивана Михайловича Сеченова, нобелевского лауреата Ивана Петровича Павлова и других. В гуманитарных науках заметный след оставили Александр Христофорович Востоков, Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ, Измаил Иванович Срезневский, Александр Николаевич Веселовский и другие, чьи исследования обогатили науку о языке, историю и этнографию.

Много выдающихся открытий было сделано в географии. Именно из Петербурга отправился в первое кругосветное плавание (1803–1806) Иван Федорович Крузенштерн и была снаряжена научная экспедиция Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена и Михаила Петровича Лазарева, открывшая в 1820 г. Антарктиду. В Петербурге в 1845 г. было основано Русское географическое общество, которое организовывало многочисленные экспедиции для изучения неизвестных земель и народов. Важные открытия в области географии, а также ботаники и зоологии принадлежат путешественникам и естествоиспытателям Петру Петровичу Семенову-Тян-Шанскому, Николаю Николаевичу Миклухо-Маклаю, Николаю Михайловичу Пржевальскому и многим другим.

В XIX в. — начале ХХ в. в Петербурге издавалось большое количество научных журналов и книг, имевших авторитет в мире. В столице действовали разнообразные научные общества, основывавшиеся для проведения исследований и пропаганды науки. Это были, помимо Географического общества, Техническое, Энтомологическое, Историческое, Археологическое (см. Археология), Минералогическое и другие общества. С целью сохранения и передачи научного знания были открыты и специализированные музеи: Зоологический, Ботанический, Этнографический и другие. Подготовкой ученых и специалистов в разных областях науки занимались многочисленные высшие учебные заведения; некоторые из них существуют и до сих пор, например Технологический и Политехнический институты (ныне — университеты).

Кардинальные перемены в петербургской науке произошли после Октябрьской революции 1917 г. Многие выдающиеся ученые, не приняв перемен в стране и не желая мириться с новой властью, эмигрировали за границу; среди них выдающийся авиастроитель и изобретатель вертолета Игорь Иванович Сикорский, изобретатель телевидения Владимир Козьмич Зворыкин, социолог Питирим Александрович Сорокин, экономист, лауреат Нобелевской премии Василий Васильевич Леонтьев и прочие. В 1922–1923 гг. некоторые ученые, в том числе философы Сергей Николаевич Булгаков, Николай Александрович Бердяев, Иван Александрович Ильин, были под угрозой смертной казни посажены на пароходы (впоследствии прозванные «философскими») и высланы из страны. Многие из оставшихся ученых, которые не смогли приспособиться к новым, суровым условиям жизни, погибли от голода и нищеты. Такая участь постигла, например, замечательного филолога и историка Алексея Александровича Шахматова, умершего в 1920 г. в Петрограде (см. Наименования Санкт-Петербурга) от истощения.

С переездом столицы Советской России в Москву туда были переведены многие научные учреждения, а в 1934 г. и сама Академия наук. Однако, несмотря на все испытания, выпавшие на долю нашего города в XX в., Петербург до сих пор остается одним из ведущих научных и учебных центров России.

Невский проспект

автор — Чижик

Невский проспект

От Адмиралтейства до Казанского моста

Дорога, идущая от Адмиралтейства к Александро-Невской лавре, официально стала именоваться Невской проспективой (по имени монастыря) с 1738 г. Ранее она называлась просто дорóгой, першпективой или першпективной дорóгой. Современное имя — Невский проспект — появилось в 1776 г. История возникновения дороги такова. На этих землях было 2 поселения: одно — при открытом в 1713 г. Александро-Невском монастыре, другое — собственно Петербург. Возникла необходимость связать их между собой, а заодно и с Новгородской дорогой, шедшей примерно по линии нынешнего Лиговского проспекта (эта дорога соединяла новые поселения с Центральной Россией). В поросшей лесом местности начали с двух противоположных сторон (от монастыря и от Адмиралтейства) прорубать просеки. Так как это делалось «на глазок», 2 части современного Невского проспекта располагаются под углом. Позднейшие попытки спрямить проспект успеха не имели.

Если двигаться от Адмиралтейства на юг, то участок до Казанского моста кажется чрезвычайно «исторически насыщенным». В самом начале проспекта по левую руку от нас окажется здание Вольного экономического общества, которое в 1844 г. было передано в ведение Главного штаба. Не доходя до Зеленого моста через Мойку, мы увидим дом, связанный с историей отечественной культуры первых послереволюционных лет, — так называемый ДИск (Дом искусств), в котором в 1919–1923 гг. жили многие известные деятели искусства. Когда-то на этом месте стоял деревянный зимний дворец Елизаветы Петровны; сохранившееся же (правда, в последние годы оно было несколько перестроено) здание называют также домом Николая Ивановича Чичерина — по имени бывшего владельца. Напротив — дом купца Конона Борисовича Котомина, перестроенный в духе классицизма Василием Петровичем Стасовым. В нем располагалась знаменитая кондитерская Саломона Вольфа и Тобиаса Беранже, которую любил посещать Александр Сергеевич Пушкин.

За Зеленым мостом справа нас ждет великолепный барочный (см. Барокко) дворец Строгановых работы Франческо Бартоломео Растрелли, а через квартал — Казанский собор, построенный по проекту Андрея Никифоровича Воронихина. На площади перед собором разбит сквер с фонтаном (см. Фонтаны Санкт-Петербурга) и стоят статуи двух великих полководцев — Михаила Илларионовича Кутузова и Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, выполненные Борисом Ивановичем Орловским. Напротив Казанского собора выделяется необычной для этого участка Невского проспекта архитектурой дом компании «Зингер». Построенный в начале ХХ в. в духе модерна по проекту Павла Юльевича Сюзора, дом вызвал горячие споры, так как разрушал, как казалось многим, общий стиль исторической застройки. Однако со временем дом с башенкой, увенчанной прозрачной сферой, стал своего рода визитной карточкой Невского проспекта.

От Казанского моста до Аничкова моста

Вторая водная артерия, которую мы пересекаем, двигаясь в южном направлении, — канал Грибоедова. На этом участке Невский проспект достигает максимальной ширины (напротив Гостиного Двора, см. Гостиные дворы), и здесь, на сравнительно небольшом отрезке до Фонтанки, также располагается множество зданий, о которых необходимо упомянуть. Справа это, например, Серебряные ряды, построенные Джакомо Кваренги по заказу купцов, торговавших ювелирными изделиями. К ним примыкает башня Городской думы (воздвигнута по проекту Джакомо Феррари в 1799–1804 гг.); само здание Думы было радикально перестроено в середине XIX в., а башня осталась почти такой же, какой задумывал ее итальянский архитектор. Далее по этой стороне — портик Луиджи Руска (остаток бывших торговых рядов на Перинной линии). Правда, это не оригинальное, а восстановленное здание, так как творение Руска было разрушено при строительстве метро (см. История метрополитена). Гостиный Двор, занимающий целый огромный квартал, возведен по проекту Жана Батиста Мишеля Валлен-Деламота. На углу Садовой улицы мы видим один из важнейших культурных центров Петербурга — Публичную библиотеку (Российскую национальную библиотеку), построенную и открытую в начале XIX в. (архитектор Егор Тимофеевич Соколов), а за ней, по другую сторону площади Островского, — комплекс Аничкова дворца (см. Аничков мост и дворец), над созданием которого работали Михаил Григорьевич Земцов и Франческо Бартоломео Растрелли.

Не менее интересна и противоположная сторона Невского проспекта. Здесь мы находим 2 храма — католическую церковь Святой Екатерины и армянскую церковь с таким же названием (см. Религии в Санкт-Петербурге). И та и другая построены во времена Екатерины II, так что выбор святой покровительницы был не случаен. Однако история этих храмов различна. Католики получили право на возведение церкви еще при Анне Иоанновне, но ни Пьетро Антонио Трезини, ни впоследствии Валлен-Деламот строительства не завершили; их дело закончил Антонио Ринальди, который, кстати, был старостой католической общины Санкт-Петербурга. Армянская же церковь была довольно быстро построена Юрием Матвеевичем Фельтеном в 1770-е гг.

Напротив Гостиного Двора мы видим еще один крупный торговый центр — Пассаж, открытый в 1848 г. по идее графа Якова Ивановича Эссен-Стенбок-Фермора. Построенная архитектором Рудольфом Андреевичем Желязевичем торговая галерея длиной 180 м протянулась от Невского проспекта до Итальянской улицы. История Пассажа интересна тем, что связана не только с торговлей: здесь был также и концертный зал (в части, выходящей на Итальянскую улицу), а в начале ХХ в. открылся драматический театр, на сцене которого блистала Вера Федоровна Комиссаржевская. Сейчас театр носит ее имя. Далее по Невскому расположен Театр комедии имени Николая Павловича Акимова, который находится в одном здании с Елисеевским магазином (образец архитектуры модерна начала ХХ в., автор проекта — Гавриил Васильевич Барановский). Надо отметить, что если нечетная сторона Невского между Казанским и Аничковым мостами выдержана преимущественно в стиле классицизма с некоторой добавкой барокко, то четная более разностильна; тем не менее возникает устойчивое ощущение единого парадного комплекса — величественного лица Петербурга.

От Аничкова моста до площади Восстания

За Аничковым мостом через Фонтанку внимание прохожих привлекает угловой дом, который выходит на правую сторону Невского проспекта и набережную (см. Набережные Санкт-Петербурга), — дворец Белосельских-Белозерских. Его возвел в 1848 г. для этого богатого и знатного рода, восходящего к Владимиру Мономаху, архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер. При первых хозяевах дворец стал центром не только светской (здесь устраивались роскошные приемы, соперничающие с императорскими), но и культурной жизни: князья увлекались поэзией и театром, собирали коллекции живописи и фарфора. В конце XIX в. дворец купил великий князь Сергей Александрович; затем он перешел к его племяннику, великому князю Дмитрию Павловичу, прославившемуся в основном участием в убийстве Григория Ефимовича Распутина. В советское время к дворцу отнеслись достаточно бережно, и многие его подлинные интерьеры сохранились; сейчас здесь проводятся экскурсии, концерты и т. п.

Далее, вплоть до Знаменской площади (ныне — площадь Восстания), Невский проспект, за небольшими исключениями (дом Ремесленного училища цесаревича Николая и снесенный дом Комиссии духовных училищ), застраивался частными домами. Отдельно стоит упомянуть дом Николая Васильевича Чайковского, где в 1909 г. был открыт один из первых в городе кинотеатров «Сатурн» (ныне — «Художественный»), дом купца Абрама Михайловича Ушакова на углу Невского и Владимирского проспектов (там в 1964–1980-х гг. помещалось кафе с неофициальным названием «Сайгон» — место встречи представителей ленинградского андеграунда и неформальной молодежи) и дом П. И. Зайцева со встроенным в него позднее вестибюлем станции метро «Маяковская».

Многие бывшие частные дома, расположенные на другой стороне Невского проспекта, в советское время также стали общественными зданиями. Так, например, в доме А. Ф. Лопатина разместился исполком Куйбышевского района Ленинграда (см. Наименования Санкт-Петербурга), в доме Ивана Онуфриевича Сухозанета — Дом журналиста, а в доме Федора Николаевича Петрово-Соловово (в конце XIX — начале ХХ в. дом принадлежал князьям Юсуповым) с впечатляющим фасадом, выдержанным в духе классицизма, — Дом актера имени Константина Сергеевича Станиславского. Примыкающему к улице и площади Восстания участку особенно не повезло: 2 дома, обладающие архитектурной и исторической ценностью, несколько лет назад были снесены ради строительства торгового центра. В одном из них (бывшей гостинице «Эрмитаж») находилась булочная, работавшая во время блокады Ленинграда.

В советские годы сильно изменился и вид бывшей Знаменской площади. Во время строительства метро «Площадь Восстания» уничтожили Знаменскую церковь, а впоследствии в центре площади, где когда-то стоял конный монумент Александру III работы Павла (Паоло) Петровича Трубецкого, установили обелиск «Городу-герою Ленинграду» (архитекторы Владимир Сергеевич Лукьянов и Александр Иванович Алымов), который в народе получил прозвание «стамеска».

Неогреческий стиль

автор — Чижик

Неогреческий стиль

Интерес к греческому искусству в России имеет глубокие корни. Зарождение его было связано с принятием христианства Киевской Русью, которая стала наследницей архитектурного стиля Византии. Многие греческие и византийские мастера работали на Руси еще в XI–XV вв. и возводили первые христианские храмы: например, Софийский собор в Киеве (XI в.) и Успенский собор в Московском Кремле (XV в., построен итальянским архитектором греческого происхождения Аристотелем Фиораванти).

Увлечение греческим искусством особенно сильно проявилось в царствование Екатерины II — в творениях одного из ее любимых архитекторов, шотландца Чарльза Камерона. Свой стиль он выработал, участвуя в раскопках римских терм. Влияние на творчество Камерона оказали и археологические находки в древнеримском городе Помпеи, начавшиеся в середине XVIII в. (см. Археология). В то время в общественном сознании существовал отвлеченный идеал античного искусства, в котором не различались древнеримские, древнегреческие и этрусские черты; к тому же отсутствовала четкая терминология: одни и те же элементы архитектурного декора называли то неогреческими, то помпейскими, то этрусскими. Сам Камерон также характеризовал свой стиль то как этрусский, то как помпейский, или же помпеянский. Перестраивая апартаменты императрицы в Царском Селе, архитектор создал новые, легкие постройки в греческом духе: Холодные бани, Агатовые комнаты и Висячие сады. В своих творениях Камерон эклектично соединял архитектурные темы Древней Греции и Помпей; обыгрывал их в оформлении интерьеров — например, при изготовлении керамических ваз. Строгие каноны античного искусства способствовали рождению нового стиля — классицизма, а Чарльз Камерон был одним из тех архитекторов, кто заложил в России его основы.

В связи с освободительной борьбой греков за независимость от Османской империи в 1820–1830-х гг. в России вновь пробудился интерес к античному искусству и культуре. Греки издавна жили в российской столице, населяя Греческую слободу. В Петербурге до сих пор есть Греческий проспект и Греческая площадь, названные так по находившейся в этом квартале Греческой церкви во имя Святого Димитрия Солунского. А самым знаменитым греком в Петербурге был Иоанн Каподистрия, служивший министром иностранных дел России и впоследствии ставший первым правителем освобожденной Греции.

Декоративные мотивы древнегреческого искусства, очищенные от древнеримского влияния, уживаются в эту эпоху с новейшими техническими усовершенствованиями в строительстве и отделке. При этом новое искусство принадлежит уже к эпохе эклектики — смешения стилей, с нехарактерным для классицизма детальным воспроизведением греческой классики.

Принцип стилизации всемерно насаждался в двух архитектурных училищах того времени — петербургской Академии художеств и Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Студенты должны были разрабатывать свои дипломные проекты (в том числе проекты гражданской архитектуры: театры, вокзалы, бани, больницы и т. п.) непременно в одном из стилей: классическом, византийском, готическом или новогреческом.

Для Петербурга неогреческий стиль не был характерен — таких построек больше создавалось в Москве. Лучшим образцом неогреческого стиля в Петербурге является здание Нового Эрмитажа, построенное в 1852 г. немецким архитектором Лео фон Кленце, который вдохновлялся памятниками афинского Акрополя. В оформлении интерьеров Нового Эрмитажа зодчий также использовал мотивы греческого искусства. Причем для залов, в которых должны были размещаться разные виды экспонатов, он придумывал уникальные решения. Так, зал древней скульптуры Лео фон Кленце оформил в виде главного помещения античного дома, а зал греко-этрусских ваз спроектировал по канонам античного храма. Разнообразие художественных приемов в отделке Нового Эрмитажа превратило в музейные экспонаты сами интерьеры созданных архитектором залов, которые можно рассматривать так же, как выставленные в них предметы.

Музей произвел на горожан сильное впечатление и вызвал ряд подражаний при строительстве частных особняков. Их главной отличительной чертой стала асимметрия фасадов: парадный вход уже не располагался по центру, как в архитектуре классицизма, а смещался в сторону, портик — на боковую стену, иногда даже обращенную во двор.

Неоренессанс

автор — Чижик

Неоренессанс

Одна из наиболее популярных форм архитектурной эклектики и эпохи историзма XIX в., берущая за образец архитектуру итальянского Ренессанса (Возрождения), получила название неоренессанс. Стиль этот возник в эпоху бурного развития европейской цивилизации, когда стремительно расширялись города, меняли облик целые кварталы, росла потребность в масштабном строительстве общественных зданий. В 1840–1890-х гг. неоренессанс стал основным стилем петербургской архитектуры и широко использовался в проектировании зданий городских учреждений — например, пожарным каланчам при съезжих частях придавали вид ренессансной кампанилы (так в итальянской архитектуре Средних веков и эпохи Возрождения называлась колокольня с квадратным основанием, стоящая отдельно от церкви).

Характерной чертой неоренессанса было равномерное членение фасада по этажам, в то время как в классицизме этажи отличались по высоте. Окна делались на итальянский манер — несколькими небольшими арками, объединенными в одну большую. В интерьерах зданий признаком неоренессанса служило оформление кабинетов, столовых, библиотек и парадных лестниц с использованием дубовых и ореховых панелей, деревянной резной скульптуры. Тяжелая мебель простых форм и стены обивались гобеленами и кожей. Важную роль в украшении интерьеров играли бронзовые осветительные приборы и скульптура; часто использовались подлинные исторические предметы эпохи Ренессанса.

В Мариинском и Николаевском дворцах (архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер) в Петербурге отдельные элементы уходящего классицизма соседствуют с элементами неоренессанса. В итальянском стиле, сочетая руст (оформление фасадов, а чаще углов здания необработанным камнем или штукатурка под необработанный камень) с окнами-арками, архитектор Гаральд Эрнестович Боссе построил дом князя Михаила Викторовича Кочубея на Конногвардейском бульваре, а архитектор Александр Иванович Кракау — здание Балтийского вокзала и особняк барона Александра Людвиговича Штиглица на Английской набережной Невы. Константин Андреевич Тон использовал некоторые приемы неоренессанса, оформляя здание Николаевского (ныне — Московского) вокзала; созданный его учеником Александром Ивановичем Резановым дворец великого князя Владимира Александровича на Дворцовой набережной (см. Набережные Санкт-Петербурга) прямо отсылает нас к итальянским палаццо XVI в. Фасад дворца лишен украшений, но сочетание рустовки и арочных окон делает его нарядным и привлекательным. Сейчас в этом здании располагается петербургский Дом ученых.

В стиле неоренессанса выполнен фасад здания и часть интерьеров Музея Центрального училища технического рисования барона Штиглица, созданного по проекту архитектора и первого директора училища Максимилиана Егоровича Месмахера. Интерьеры музея оформлены гобеленами, панно, расписанными керамическими плитками, которые воспроизводят флорентийские образцы.

К неоренессансу относятся также дом Петроградского губернского кредитного общества (ныне — кинотеатр «Родина» и Дом кино), здание Санкт-Петербургского государственного университета путей сообщения, множество особняков, банков и доходных домов на Невском проспекте, Васильевском острове и Петроградской стороне.

Неоренессанс часто сочетается с другими стилями — как, например, необарокко, неоготика, неорусский или мавританский стили. При этом интерьеры и фасады зданий могут быть выполнены стилистически разнообразно.

Ниеншанц

автор — Чижик

Ниеншанц

Городское поселение в устье Невы существовало и до основания Петербурга, но оно было шведским. Шведы еще в 1300 г. пытались обосноваться на невских берегах и при содействии итальянских инженеров построили крепость Ландскрону. Однако Ландскрона простояла недолго: уже через год сын Александра Невского Андрей выбил шведов с этих земель, а сама крепость была срыта. Следующий шанс представился шведам в начале XVII в. Пока Московскую Русь раздирала смута и защищать северные границы было некому, шведы выстроили на правом берегу Невы, в месте впадения в нее реки Охты, крепость Ниенсканс (в переводе со шведского — Невская крепость). Это было мощное по тем временам укрепление в форме правильного пятиугольника, усиленное двумя кронверками. Рядом с крепостью, на противоположном берегу Охты, быстро выросло поселение, уже в 1632 г. получившее от шведского правительства статус города с названием Ниенштадт. Население состояло из пришлых шведов и финнов. Местным жителям (главным образом родственным финнам народам — ингерманландцам, ижорцам и карелам) в городе селиться не разрешали. Территория входила в Нотеборгский лен, и Ниенштадт был самым крупным городом в лене, быстро догоняя по экономическому значению другие большие шведские города — Выборг и Або (современный Турку).

В 1656 г. русские войска во главе с царским стольником (стольник — важный придворный чин, который могли получить только самые знатные бояре) Петром Ивановичем Потемкиным взяли Ниеншанц, но удержать его не смогли, и только в 1703 г., во время Северной войны, войска Петра I окончательно овладели крепостью и городом. Шведский гарнизон (примерно 600 человек и 80 орудий) неделю выдерживал осаду, но уступил натиску русских. Петр I переименовал город в Шлотбург (Замóк-город), и еще в течение почти четверти века он функционировал как отдельное поселение, а затем был поглощен бурно разрастающимся Петербургом. Петр I приказал срыть крепость Ниеншанц, однако последние ее остатки исчезли только в середине XIX в.

В ходе проведенных в наше время на месте Ниеншанца археологических раскопок (см. Археология) были сделаны важные исторические находки. Сейчас там работает музей.

Николай I

автор — Чижик

Николай I (1796–1855)

Будущий российский император Николай I был третьим (после Александра, будущего императора Александра I, и Константина) сыном в семье Павла I и Марии Федоровны. Его образованием занимались видные ученые и государственные деятели. Особый интерес Николай I проявлял к военному делу, точным наукам и физике, знал английский, немецкий, польский и французский языки. Значительное внимание уделялось также и физическому воспитанию — будущий монарх хорошо фехтовал, ездил верхом, любил танцевать. Во время путешествия по Европе Николай познакомился с прусской принцессой, которая стала в 1817 г. его супругой, приняв имя Александры Федоровны. В семье родилось 7 детей, в том числе будущий император Александр II. До 1825 г. семья жила в Аничковом дворце (см. Аничков мост и дворец), который и для всех последующих монархов стал любимым местом пребывания в столице; Зимний дворец зачастую использовали только как официальную резиденцию.

Судьба Николая резко изменилась в 1825 г., когда безвременно умер его старший брат император Александр I, не имевший детей. Второй сын Павла I, Константин, еще за несколько лет до этого отрекся от престола в пользу Николая, но, поскольку отречение хранилось в тайне, в народе считали наследником именно его. Периодом междуцарствия воспользовалась группа дворян, и 26 (14 по старому стилю (см. Календарь)) декабря 1825 г. произошел декабристский мятеж (см. Восстание декабристов), который был жестоко подавлен.

Взойдя на российский престол, Николай I продолжил начатые Александром I реформы, важнейшей из которых была крестьянская, поскольку основным препятствием к экономическому развитию России оставалось крепостное право. Для участия в комитете по разработке реформ вновь был призван либеральный государственный деятель Михаил Михайлович Сперанский. Начавшиеся в Западной Европе революции испугали императора и заставили его отложить намеченные преобразования. Тем не менее за период царствования Николая I произошло много изменений: было улучшено положение государственных крестьян, проведена денежная реформа, которая стабилизировала государственные финансы, активно строились шоссейные дороги, увеличилось количество фабрик и заводов, стал использоваться электрический телеграф, в Петербурге построили первый постоянный мост через Неву, названный позднее в честь императора Николаевским (ныне — Благовещенский). В 1837 г. была построена первая в России железная дорога, связавшая Петербург с Царским Селом, а в 1851 г. открыли железнодорожное сообщение с Москвой.

В николаевское правление вдвое были увеличены доходы страны, однако выросли и расходы. Император содействовал пополнению художественных коллекций Эрмитажа, поддерживал Академию художеств и поощрял пенсионерские поездки русских художников, архитекторов и скульпторов за границу. В правление Николая I в столице были учреждены Военная и Морская академии, основан Технологический институт, Училище правоведения (которое, в частности, окончил Петр Ильич Чайковский), завершено строительство Исаакиевского собора, организовано Ведомство учреждений императрицы Марии, занимавшееся благотворительной и образовательной деятельностью (см. Благотворительность в Санкт-Петербурге), а в честь своего брата — победителя Наполеона — Николай I воздвиг Александровскую колонну на Дворцовой площади. В николаевскую эпоху появилась целая плеяда талантливых поэтов, писателей, художников и т. п., поэтому первая половина XIX в. позднее была названа Золотым веком русской культуры.

Однако Николай I по своим взглядам вовсе не был либералом. Не сомневаясь в том, что его власть законна, а сам он является избранником Божьим, император не терпел непокорности. По его мнению, все подданные России должны были руководствоваться лежащими в основе самобытной русской жизни принципами, которые сформулировал министр просвещения граф Сергей Семенович Уваров: православие, самодержавие, народность. Последняя понималась как особое, отеческое отношение царя к народу и безоглядное доверие народа к царю. Николай I, как человек военный и уважающий военную дисциплину, стремился с помощью армии регламентировать жизнь в стране, контролировать дела Церкви через обер-прокурора Синода (см. Сенат и Синод) и т. д. В 1826 г. было создано пользовавшееся недоброй славой Третье отделение — тайная полиция, возглавляемая Александром Христофоровичем Бенкендорфом. В 1830-х гг. ужесточилась государственная политика по отношению к просвещению, усилилась цензура. Несмотря на попытки реформирования страны, охранительная (то есть сохраняющая существующее положение) политика Николая I во всех сферах жизни, отсутствие стимулов к промышленному развитию привели к постепенному отставанию России от ведущих европейских стран — Англии и Франции. Унизительное поражение России на собственной территории в начавшейся в 1853 г. Крымской войне и сдача Севастополя были предопределены плохой организацией различных военных служб, неподготовленностью путей сообщения, технической отсталостью России. Николай I тяжело переживал неутешительный конец войны и воспринял произошедшее как непоправимую трагедию, что, возможно, ускорило его смерть. Похоронен Николай I в Петропавловском соборе.

Характер Николая I отличался противоречивостью. В быту он был аскетичен, спал на походной кровати, ел мало, пил в основном воду, не курил, любил пешие прогулки. Император был чрезвычайно трудолюбив, его рабочий день начинался очень рано, а заканчивался глубокой ночью, все начатые утром дела он стремился завершить к вечеру. При этом он бывал несдержан, резок и нетерпим, приступы гнева сменялись у него великодушными порывами. Сохранились сведения, что как-то раз он пешком провожал в последний путь старого одинокого солдата, а в 1836 г. самолично помогал при разборе крупного пожара цирка Лемана на Адмиралтейской площади. В следующем, 1837 г. случился еще один серьезный пожар, на этот раз уже в Зимнем дворце, и Николай I снова лично руководил работами по спасению людей и имущества. Ценности и предметы обстановки из дворца солдаты выносили и складывали прямо на Дворцовой площади, при этом за те несколько дней, что куча пролежала на улице, ни одна вещь не была украдена.

После смерти императора Николая I его сын Александр II, чтобы увековечить память отца, приказал установить ему конный памятник на Исаакиевской площади. Проект был поручен Огюсту Монферрану, а его исполнение — Петру Карловичу Клодту. Конная статуя Николая I, одетого в военный мундир, возвышается на сложном трехъярусном постаменте из различных пород гранита и мрамора. На барельефах памятника изображены исторические события правления Николая I (холерный бунт на Сенной площади, награждение М. М. Сперанского за работу по составлению «Полного собрания законов Российской империи», восстание декабристов, открытие участка Николаевской железной дороги). Созданная Клодтом статуя уникальна — она имеет всего 2 точки опоры. Чтобы придать статуе устойчивость, в круп лошади засыпали пуды дроби, а через весь постамент к опорным ногам провели металлические прутья. Торжественное открытие памятника состоялось в 1859 г.