Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Изразцы

автор — Чижик

Изразцы

Изразцы — это рельефные плитки для облицовки стен или печей (каминов), изготовленные из глины. Предварительно мастер делал деревянный ящик, на дне которого вырезал рисунок, наподобие пряничной доски. В ящик выкладывали глину и разминали ее, придавая прямоугольную форму. При этом на глине оставался отпечаток в виде выпуклого рельефа.

Наиболее древние изразцы появились в Междуречье. Ворота и часть стены древнего Вавилона были покрыты изразцами, составляющими рисунки удивительных зверей. Изразцы широко использовались арабами, от них они попали в Испанию. Благодаря архитекторам Византии изразцы стали известны на Руси, в древнем Киеве. Русские изразцы на тыльной стороне имеют четырехугольный выступ, называемый румпа. С помощью румпы изразец легче крепится к поверхности печи или камина. Именно за счет румпы изразец легко отличить от плоского кафеля.

Во время татаро-монгольского нашествия XIII в. на Руси погибло множество ремесленников, города обезлюдели и обнищали. В этих условиях искусство изготовления изразцов было утрачено, как был забыт и ряд других ремесел.

Лучшим примером возрождения изразцового искусства стал собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву (более известный как собор Василия Блаженного), построенный в Москве на Красной площади по приказу Ивана Грозного в честь взятия Казани (1555–1561). В это же время в богатых московских домах, княжеских и царских хоромах появлялись печи, покрытые изразцами, которые привозили из Германии или Польши. Постепенно русские мастера освоили изготовление печных изразцов. Какие-то элементы копировали с европейских, другие придумывали сами, опираясь на древнерусские традиции. В отделке многих московских печей заметно влияние народного лубочного рисунка. Художники могли поместить такое изображение в характерное для барокко оформление из причудливо загнутых линий — волют. Иногда копировались сюжеты европейских гравюр; встречаются даже китайские мотивы.

Строительство Петербурга как европейской столицы потребовало увеличения производства изразцов. Поначалу их привозили из Голландии, но одновременно по приказу Петра I развернули производство в России, используя пленных шведских мастеров для обучения русских. По указу императора был создан завод в Стрельне.

Настоящим музеем изразцов стал Меншиковский дворец на Васильевском острове. Здесь можно увидеть не только великолепные изразцовые печи, но и целые комнаты, сплошь покрытые бело-синей плиткой. Стремясь поразить посетителей, хозяин дворца приказал отделать дорогими изразцами пол, стены и даже потолок в 13 комнатах (до нас дошли только 4, которые украшены почти 30 тысячами изразцов). Подобная «ковровая» кладка уникальна.

В царствование императрицы Елизаветы Петровны (1741–1761) архитектор Франческо Бартоломео Растрелли разместил изразцовые печи во дворцах Петергофа и Царского Села, где мы любуемся ими и поныне. Спроектированные великим архитектором печи настолько понравились современникам, что стали появляться позднее уже в провинциальных усадьбах богатых помещиков под именем «растреллиевских».

С распространением классицизма расписные изразцовые печи уступили место белым кафельным, которые до сих пор встречаются в некоторых петербургских квартирах. Такие печи по старинке называют голландскими; если дымоход исправен, их можно топить, они удивительно долго держат тепло.

Искусство изготовления изразцов не угасло в России и в XIX — начале ХХ в. В частности, известный меценат Савва Иванович Мамонтов в своем имении Абрамцево организовал целую мастерскую, где художники, среди которых особенно выделялся Михаил Александрович Врубель, работали в том числе и над изразцами. Изразцы играют важную роль в архитектурном убранстве некоторых построек Петербурга. Изразцами отделаны фасады храма Воскресения Христова (храма Спаса на Крови) на набережной канала Грибоедова. Керамическими изразцами в восточном стиле богато украшена самая северная мечеть Европы — Соборная мечеть Санкт-Петербурга, расположенная недалеко от Петропавловской крепости. И в настоящее время это искусство продолжает существовать: как в Петербурге, так и в других городах России работает много мастерских по изготовлению изразцов.

Инженерный мост, 1-й

автор — Чижик

1-й Инженерный мост

1-й Инженерный мост соединяет острова Летний сад и Спасский, он перекинут через Мойку возле ее истока и является продолжением набережной Фонтанки (см. Набережные Санкт-Петербурга). Первый деревянный мост, построенный здесь во второй половине XVIII в., был крытым. Он соединял Летний дворец императрицы Елизаветы Петровны (находившийся на том месте, где позднее был построен Михайловский замок) и Летний сад — и изначально располагался прямо напротив главного входа в Летний сад; позже он был перенесен на свое современное место. В то время мост назывался Летний переходный или просто Летний мост.

Строительство нового моста было запланировано при преобразовании территории вокруг Марсова поля архитектором Карлом Ивановичем Росси. В 1824–1825 гг. по проекту инженеров Петра Петровича Базена и Эмиля Клапейрона у истока Мойки был построен новый чугунный мост. (В плане города 1829 г. это сооружение так и называлось — Новый чугунный мост.) Для строительства был использован типовой проект, разработанный инженером Василием Ивановичем Гесте и уже опробованный в Петербурге (по этому проекту построен Полицейский мост). Однако при создании 1-го Инженерного моста проект Гесте был изменен: во-первых, в чугунных креплениях были прорезаны специальные проемы, что существенно уменьшило вес конструкции; а во-вторых, мост опирался не на специальные устои, а на гранитную набережную Мойки. Изначально его длина составляла 20 м, а ширина — 9,5 м.

Современное название мост получил в середине 1890-х гг. от расположенного рядом Михайловского (Инженерного) замка.

Рисунок перил 1-го Инженерного моста повторяется в южной ограде Летнего сада, созданной архитектором Людовиком Ивановичем Шарлеманем. В оформлении фонарей моста используется различное оружие и воинские доспехи — копья, щиты и другие детали. Эти фонари являются своеобразным памятником победе России в Отечественной войне 1812 г.

1-й Инженерный мост просуществовал без капитального ремонта более 100 лет. Из-за аварийного состояния моста движение по нему закрыли лишь в 1946 г. В 1952–1954 гг. по проекту Бориса Бенционовича Левина был произведен капитальный ремонт — чугунные конструкции были заменены стальными, а внешний вид моста искажен, почти на 8 м увеличилась его длина. Архитектурное оформление восстанавливалось годом позже по проекту архитектора Александра Лукича Ротача. В 2002 г. была проведена еще одна реконструкция 1-го Инженерного моста.

Поблизости от моста расположено немало достопримечательностей. Это не только такие крупные и широко известные объекты, как Летний сад и Михайловский замок, но и Пантелеймоновская церковь, монумент защитникам Гангута, дом Виктора Павловича Кочубея. В 1994 г. рядом с мостом был установлен памятник Чижику-Пыжику. С этой маленькой скульптурой связано поверье — если загадать желание и кинуть монетку так, чтоб она осталась лежать на постаменте, то желание непременно сбудется.

Исаакиевский собор

автор — Чижик

Исаакиевский собор

История крупнейшего православного храма Санкт-Петербурга — Исаакиевского собора — началась в 1710 г. Тогда по приказу Петра I недалеко от Адмиралтейства для работников Адмиралтейских верфей была сооружена небольшая деревянная церковь Исаакия Далматского. Церковь, перестроенная из амбара, была создана в честь святого, в день памяти которого родился император. Церковь играла роль одной из главных в городе — в 1712 г. сам Петр венчался там с Екатериной I. При этом, будучи деревянным, храм довольно скоро обветшал.

В 1717 г. на том месте, где сейчас стоит Медный всадник, по проекту архитектора Георга Иоганна Маттарнови начали строить новую каменную церковь с многоярусной колокольней, напоминавшую Петропавловский собор. Однако из-за близости берегов Невы грунт просел — и в стенах появились трещины. В 1735 г. церковь пострадала от сильного пожара, вызванного ударившей в нее молнией. После нескольких неудачных попыток реконструировать и укрепить здание было принято решение разобрать церковь. Архитектор Савва Иванович Чевакинский предложил построить новый собор на другом месте — в центре вновь создаваемой городской площади. Собор начали возводить по проекту архитектора Антонио Ринальди, предложившего применить в отделке сибирский и олонецкий (привезенный из Карелии) мрамор. Строительство затянулось: сначала мешали дорогостоящие войны, потом смерть заказчицы проекта императрицы Екатерины II. Павел I приказал передать заготовленный мрамор на отделку Михайловского замка, а собор достраивать из кирпича. Когда в 1802 г. строительство было закончено, по Петербургу мгновенно распространилась эпиграмма, сочиненная неким флотским офицером Акимовым: «Се памятник двух царств, / Обоим столь приличный: / На мраморном низу / Воздвигнут верх кирпичный». При попытке прикрепить листок со своим сочинением к фасаду собора Акимов был арестован, ему отрезали язык и сослали в Сибирь.

После победы над Наполеоном в Отечественной войне 1812 г. император Александр I решил перестроить собор, поручив проект французскому архитектору Огюсту Монферрану. Работы, начавшиеся в 1818 г., длились 40 лет. Титанические усилия были положены на отделку, транспортировку и установку 48 огромных монолитных колонн высотой 15 м и весом в 114 т. Колонны установили еще до возведения стен (см. Колоннада Исаакиевского собора). Только через 20 лет приступили к строительству купола высотой 22 м из чугуна и кованого железа. Строительство было завершено в 1841 г., но еще 17 лет потребовалось на отделку интерьеров.

Над скульптурным убранством собора работали лучшие ваятели России: Иван Петрович Витали, Степан Степанович Пименов, Петр Карлович Клодт. Плафоны, алтарь и своды расписывали художники Карл Павлович Брюллов, Федор Антонович Бруни. Громадные барельефы на фронтонах были изготовлены с применением гальванопластики, разработанной русским ученым Борисом Семеновичем Якоби. Высота собора — 101,5 м. В его отделке использованы лазурит, малахит, порфир, несколько видов мрамора и гранита, добытых в Карелии, Прибалтике, на Урале и в Италии. Собор стал сокровищницей мозаичного искусства.

Французский писатель Теофиль Готье, присутствовавший на открытии собора, писал: «Вне всяких сомнений и независимо от того, принять его стиль или нет, это самое значительное религиозное здание, которое было построено в этом веке».

Исаакиевский собор, ставший главным православным храмом России, после Октябрьской революции 1917 г. был разорен, службы в нем прекратились. С 1948 г. собор начал функционировать как музей, с 1990 г. в нем вновь проводятся регулярные воскресные и праздничные службы.

Искусств площадь

автор — Чижик

Площадь Искусств

Ансамбль площади Искусств (ранее — Михайловской площади) был создан в первой половине XIX в. по проекту Карла Ивановича Росси. К 1819 г., когда Росси заказали проект дворца для великого князя Михаила Павловича, на этом месте располагались оранжереи бывшего Третьего Летнего сада. Оранжереи снесли, и к 1823 г. дворец был готов, так же как и план организации всего пространства между дворцом и Невским проспектом. В 1833 г. здесь появилось здание Михайловского оперного театра, возведенное архитектором Александром Павловичем Брюлловым, который использовал проект фасада Росси. При строительстве по периметру площади частных домов также учитывались эскизы Росси, а иногда для руководства работами привлекался сам мастер. Авторству Росси принадлежал и проект сквера на формирующейся площади, которая в 1834 г. обрела свое название — Михайловская. Чуть позднее была проложена Михайловская улица (вновь по проекту Росси), соединившая площадь с Невским проспектом, вдоль которой архитектор Павел Петрович Жако возвел здание Дворянского собрания (его фасады, выходящие на улицу и площадь, также разработал Росси). В советские годы это здание было отведено под Государственную филармонию и стало одним из крупнейших музыкальных центров Ленинграда и СССР (ныне — Санкт-Петербурга (см. Наименования Санкт-Петербурга) и России).

В самом конце XIX в. Михайловский дворец был выкуплен государством, и после переделки интерьеров, выполненной архитектором Василием Федоровичем Свиньиным, в нем открылся Русский музей, который в то время был назван в честь императора Александра III. Рядом, на месте восточных корпусов дворца, было возведено здание Этнографического музея. В 1914 г. с западной стороны Михайловского дворца по проекту Леонтия Николаевича Бенуа и Сергея Иосифовича Овсянникова начали строить Дворец выставок, который впоследствии соединили переходом с Русским музеем; строительство было закончено уже после Октябрьской революции 1917 г.

В начале 1920-х гг. площадь, на которой установили бюст немецкого социалиста Фердинанда Лассаля, назвали в его честь. В 1940 г. ее переименовали вновь — в площадь Искусств. К этому моменту здесь появилось здание школы (сейчас это гимназия при Русском музее), выстроенное по проекту архитектора Ноя Абрамовича Троцкого; также было решено поставить на площади памятник Александру Сергеевичу Пушкину. В 1957 г. бронзовый монумент работы скульптора Михаила Константиновича Аникушина придал площади вид, близкий к современному.

Площадь Искусств в высшей степени соответствует своему названию. На ней расположены два музея (Русский и Этнографический), два театра (Михайловский оперный и Музыкальной комедии), Большой зал Филармонии имени Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, Музей-квартира художника Исаака Израилевича Бродского, гимназия, где углубленно изучают искусство, а в центре находится памятник Пушкину, бронзовая рука которого указывает на подворотню «Бродячей собаки» — знаменитого артистического кафе начала ХХ в. (в настоящее время восстановленного).

История «Зенита»

автор — Чижик

История «Зенита»

Первый футбольный матч в России состоялся именно в Санкт-Петербурге. Произошло это событие в 1897 г., а уже через два года в нашем городе было 9 футбольных команд. Однако история «Зенита» началась позже. Существуют различные версии насчет того, какой год является годом рождения нашей команды, но официальной датой считается 1925 г., когда на Ленинградском металлическом заводе возник футбольный клуб «Сталинец». Через 14 лет игроки и тренеры «Сталинца» перешли в недавно образованное спортивное общество «Зенит», футбольная команда которого до этого слияния выступала неудачно и была расформирована.

Советский «Зенит» редко добивался выдающихся успехов. В памяти остались легендарный выигрыш Кубка СССР в военном 1944 г., бронзовые медали чемпионата СССР в 1980 г. (под руководством выдающегося тренера Юрия Андреевича Морозова) и вершина — победа в чемпионате 1984 г. Тогда к золотым медалям «Зенит» привел ученик Морозова Павел Федорович Садырин. С последним связано и начало возрождения «Зенита» в 1990-е гг., после периода упадка, в результате которого команда даже вылетела в Первую лигу чемпионата: именно Садырин вернул «Зенит» в Высшую лигу. Дальнейшие успехи шли по нарастающей. В 1999 г. был завоеван Кубок России, в 2001 г. вернувшийся очередной раз в команду Морозов снова выиграл «бронзу», попутно открыв путь в большой футбол самым знаменитым зенитовским игрокам последнего десятилетия — Андрею Аршавину и Александру Кержакову.

Достижения «Зенита» новейшего времени связаны в основном с зарубежными специалистами (исключением стали несколько месяцев 2009 г., когда к очередным бронзовым медалям команду привел Анатолий Викторович Давыдов, когда-то уже принесший команде Кубок России): вслед за чехом Властимилом Петржелой пришли голландец Дик Адвокат и итальянец Лучано Спаллетти, совместными усилиями выигравшие для «Зенита» множество медалей и кубков и выведшие команду на международный уровень. Сейчас «Зенит» находится на пике своей славы. За последние пять лет трижды завоевано чемпионство, еще свежи в памяти победы в европейских кубках 2008 г., на очереди — новые достижения, теперь под руководством португальского тренера Андре Виллаш-Боаша.

История возникновения книгопечатания

автор — Чижик

История возникновения книгопечатания

До того как Иоганн Гутенберг из Майнца изобрел печатный станок и разработал соответствующую технологию книгопечатания, печатные книги уже несколько столетий существовали в Китае, а оттуда через монголов проникли в арабский мир и, конечно, были известны европейцам. Но то был особый способ печати — ксилография: на деревянной доске вырезáли в зеркальном отображении рисунок и текст, затем наносили на доску краску и получали на бумаге оттиск. Кстати, производство бумаги в средневековой Европе было уже налажено в промышленных масштабах, и к XV в. рукописные книги на пергамене (обработанной телячьей коже) считались скорее предметами роскоши.

Иоганн Гутенберг не просто усовершенствовал ксилографическую печать, но именно изобрел новый, революционный способ. Суть изобретения состояла в использовании наборного металлического шрифта, обладающего определенными качествами благодаря нужному сочетанию свинца, олова и сурьмы. Буквы укладывали на наборную доску, закрепляли, наносили на печатную форму типографскую краску (ее изготавливали из сажи и льняного масла — олифы), а затем с помощью печатного станка — пресса — прижимали к листу бумаги. Таким образом можно было сделать большое количество оттисков, и дорогостоящая работа переписчиков становилась ненужной. Качество краски, применявшейся Гутенбергом, было столь высоким, что даже спустя почти 600 лет его книги кажутся отпечатанными словно вчера. В 1450-е гг. в майнцской типографии Гутенберга увидел свет шедевр книгопечатного искусства — 42-строчная Библия (по числу строк на странице), украшенная великолепным орнаментом и миниатюрами. Библия Гутенберга до наших дней сохранилась в 49 экземплярах. Два из них хранятся ныне в Москве — в Российской государственной библиотеке и в Научной библиотеке Московского университета.

Изобретение Гутенберга быстро распространилось по всей Европе. Вышедшие до конца XV в. печатные книги называются инкунабулами (от латинского слова, означающего колыбель) — существует даже особая отрасль науки, которая занимается их изучением. В крупнейших библиотеках мира, в том числе и в Российской национальной библиотеке в Петербурге, инкунабулы хранятся как великая ценность.

Русским первопечатником считается Иван Федоров, о котором известно немного. Он родился примерно в 1510 г., получил образование в Польше, а в 1560-е гг. оказался в Москве, где окружавшие царя Ивана Грозного реформаторы подтолкнули его к мысли о необходимости завести печатню. Иван Федоров и его помощник Петр Тимофеев Мстиславец выпустили несколько изданий, самым знаменитым из которых стал «Апостол» 1564 г., превосходно оформленный, с двухцветной печатью (черной и красной краской) и послесловием самого Ивана Федорова. В дальнейшем мастерам пришлось уехать из Москвы, и они продолжили свою деятельность в литовских и украинских землях.

В Петербурге первая типография открылась в 1711 г.; в ней издавались в основном книги гражданского назначения. Так, первой датированной книгой стало «Краткое изображение процессов или судебных тяжб» 1712 г. Вслед за Санкт-Петербургской типографией появились типографии при Александро-Невской лавре, Морской академии и Сенате (см. Сенат и Синод). Петербург в XVIII в. быстро стал главным издательским и типографским центром России.

В Петербурге существует Музей печати, который является частью Музея истории Петербурга.

История метрополитена

автор — Чижик

История метрополитена

Впервые метрополитен появился в Лондоне в 1863 г., затем в Нью-Йорке и некоторых европейских столицах (Вене, Париже, Будапеште, Берлине). Само слово «метрополитен» произошло от названия компании, построившей метро в Лондоне, — Metropolitan Railway, что означает «столичная железная дорога».

Идеи провести в Петербурге внеуличную железную дорогу возникали уже почти 200 лет назад. В 1820 г. к генерал-губернатору графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу обратился некий инженер Торгованов, предлагавший проект тоннеля под Невой. Однако император Александр I отнесся к проекту с иронией. Строительство Благовещенского моста в середине XIX в. решило задачу транспортной связи между Васильевским островом и Адмиралтейской частью, но ненадолго. К концу века городу потребовались нестандартные пути преодоления трудностей с грузовыми и пассажирскими перевозками.

Множество разработок, нацеленных на то, чтобы разгрузить от транспорта центр города, прежде всего Невский проспект, возникло на рубеже XIX–XX вв. Почти все они имели в виду строительство надземных линий железной дороги вдоль петербургских каналов (например, вдоль Обводного канала). Такую подвесную монорельсовую дорогу успешно опробовал инженер Ипполит Владимирович Романов в Гатчине. Возникли проекты и эстакадно-подземных дорог, и соединения всех городских вокзалов в один транспортный узел.

Среди прочих выделялись своей масштабностью идеи Петра Ивановича Балинского, инженера путей сообщения. Он планировал строительство 6 городских линий, включая 2 кольцевые трассы, засыпку низменных районов города, возведение более десятка мостов, сооружение системы насыпей и эстакад. Аргументы, выдвинутые Балинским, показывают, что он смотрел далеко вперед, отлично понимал проблемы современного города с миллионным населением. И хотя Сергей Юльевич Витте, который до этого был министром путей сообщения, тогда — министром финансов, а позже — премьер-министром, поддержал проекты Балинского, осуществлены они не были, как и проекты инженеров Генриха Антоновича Гиршсона, Сергея Николаевича Кульжинского, Андрея Николаевича Горчакова, Федора Егоровича Енакиева и Генриха Осиповича Графтио.

К идее строительства метрополитена вернулись уже в советское время, в 1930-е гг. Так как столица была перенесена в Москву, то и метрополитен начали строить прежде всего в Москве (первая станция была открыта в 1935 г.). В Ленинграде работы начались в конце того же десятилетия, однако планы были сорваны Великой Отечественной войной, и строительство возобновилось в конце 1940-х гг. В 1955 г. была открыта первая ветка Ленинградского метрополитена, включавшая 8 станций от «Площади Восстания» до «Автово». В наше время станция «Автово» вошла в десятку самых красивых станций метрополитена Европы. Ее украшают гранитный пол, лепной потолок, стеклянные колонны, декоративное панно, красивые люстры. Интересна эта станция еще и тем, что на ней нет эскалатора.

По данным на 2013 г., метро в Петербурге состоит из 67 станций на 5 линиях общей протяженностью более 110 км. За год петербургский метрополитен перевозит около 800 миллионов пассажиров. Из-за того что город построен на топкой почве и из-за обилия рек и каналов, метро в Петербурге является самым глубоким в мире по средней глубине залегания.

Петербургский метрополитен продолжает развиваться; проектируются, строятся и открываются новые станции. Например, в 2011 г. была открыта станция «Адмиралтейская», существовавшая с 1997 г. как «станция-призрак», поскольку поезда на ней не останавливались. Она является самой глубокой станцией в городе и России (86 м).

Станция метро «Василеостровская»

Строительство метро в большом городе с исторической застройкой — таком, как Петербург, — требует особой осторожности: с одной стороны, метро нельзя не строить, потому что без него городу могут грозить серьезные транспортные проблемы; с другой, подземное строительство всегда требует жертв. Иногда такие жертвы кажутся чрезмерными, особенно если станции возникают на месте снесенных храмов. Возведение станции «Василеостровская» потребовало сноса нескольких домов (двух по 7-й линии и одного по Среднему проспекту), что стало сравнительно умеренной платой за удобство передвижения василеостровцев по городу (за месяц этой станцией пользуются 2 миллиона пассажиров). Планировалось, что вестибюль станции будет встроен в 6-этажное общественное здание, но за время существования станции эти планы так и не были осуществлены.

Открыли станцию 3 ноября 1967 г. Тогда вся Василеостровская линия состояла из 4 станций — от «Василеостровской» до «Площади Александра Невского». Впоследствии линию достраивали в обе стороны, так что теперь она тянется от южных предместий (от бывшего поселка Рыбацкое) почти до берега Финского залива.

«Василеостровская» представляет собой станцию закрытого типа (на языке строителей это называется «горизонтальный лифт») глубиной почти 65 м. При облицовке перронного зала использован мрамор, пол сделан из серого гранита, над дверными проемами — фриз из смальты. Сине-зеленой мозаикой облицован и тоннель, ведущий из центрального зала к эскалаторам. Однако в целом станция декорирована достаточно скромно.

Проектируя станцию, инженеры учли опасность ее затопления при наводнениях (вестибюль построен на высоком стилобате), но увеличение со временем пассажиропотока не учли. Вестибюль станции мал, 3 эскалатора не справляются с огромным количеством пассажиров, и в час пик около метро скапливается целая толпа. Станция нуждается в реконструкции, которая станет возможна только тогда, когда будет введен в эксплуатацию второй вход на станцию «Спортивная» — на углу Кадетской линии и набережной Макарова (см. Набережные Санкт-Петербурга).