Загадки Санкт-Петербурга

Вход для учителя
Вход для ученика

Алфавитный указатель статей

А
27 статей
Б
19 статей
В
11 статей
Г
10 статей
Д
12 статей
Е
3 статьи
Ё
Нет статей
Ж
6 статей
З
7 статей
И
7 статей
Й
Нет статей
К
21 статья
Л
6 статей
М
26 статей
Н
12 статей
О
6 статей
П
37 статей
Р
13 статей
С
34 статьи
Т
21 статья
У
Нет статей
Ф
11 статей
Х
1 статья
Ц
5 статей
Ч
2 статьи
Ш
4 статьи
Щ
Нет статей
Ъ
Нет статей
Ы
Нет статей
Ь
Нет статей
Э
3 статьи
Ю
1 статья
Я
Нет статей

Зáмки

автор — Чижик

Зáмки

Люди всегда старались защитить места своего проживания, а укрепленные жилища отдельных семей появились в Европе в Средние века с зарождением рыцарства. Видимо, первыми рыцарскими замками были одинокие башни, идеально соответствующие определению «мой дом — моя крепость». Такие замки-цитадели сегодня можно увидеть в итальянском городке Сан-Джиминьяно. Это 14 башен XI–XIII вв., некоторые из них высотой более 50 м, а когда-то башен было более 70. Каждая из них служила и домом, и крепостью определенному семейству.

Классический замок находился в центре принадлежавшей феодалу земли, которую нужно было охранять от врагов (ими нередко могли быть и феодалы, жившие по соседству). Задачам обороны служила архитектура. Нередко замок строился в малодоступном месте, например на скале, как в шотландском Эдинбурге, или на острове, как литовский Тракай. Первые замки Франции, Германии, Англии и Северной Италии были деревянными и представляли собой укрепленный частоколом холм. Но они не спасали от главного врага, появившегося в IX в., — викингов, неистовых воинов, прозванных «бичом Божьим». Поэтому деревянный частокол постепенно уступил место каменной стене, а внутри укрепления выросла центральная башня, названная на французский манер — донжон. Стены донжона были очень толстыми, им нередко приходилось выдерживать удары таранов. На нескольких этажах донжона размещались зал для пиров рыцаря и его войска, покои хозяина, сокровищница и кладовая с припасами на случай осады. Узкая винтовая лестница затрудняла путь нежданным гостям. Во всех замках такие лестницы были закручены по часовой стрелке. Делалось это в стратегических целях: в случае обороны воины занимали более выгодную позицию, находясь на верху лестницы, они могли свободно сражаться, держа меч в правой руке, тогда как тем, кто поднимался и нападал, мешала центральная часть лестницы.

Внутри замка обязательно находилась замковая церковь или часовня, колодец, снабжавший обитателей водой во время осады, и, как правило, потайной ход на случай бегства. Окна замка располагались высоко над землей и больше напоминали узкие бойницы. Ворота замка даже в мирное время на ночь закрывались, помимо самих ворот сверху опускалась решетка — гирса. Нередко замок окружал ров с водой, через который перебрасывался подвесной мост. Из навесных бойниц — машикулей — и со стен могли лить горячую смолу и кипяток, бросать камни, стрелять из луков и арбалетов, а позже из огнестрельного оружия. Гарнизон всегда был готов к обороне, а при необходимости на стены замка с оружием выходили слуги и женщины. Нередко небольшие гарнизоны выдерживали осаду многократно превосходившего их по силе противника. В подземелье замка обычно находилась тюрьма. Самые мрачные истории рассказывают о парижской Бастилии или о лондонском Тауэре. Со временем некоторые замки превратились в целые крепости с множеством внутренних построек. Таков, например, замок Уорвик на севере Англии. Чтобы осмотреть все его сооружения, спуститься в подземелье и забраться на башни, туристы проводят там целый день. С развитием огнестрельного оружия, а потом и с централизацией стран Европы к XVII в. замки утратили свою военную функцию. Постепенно большинство из них оказалось перестроено — бывшие крепости стали похожи на дворцы.

В Европе сохранилось много средневековых замков, превращенных ныне в музеи. Изумительные по красоте замки находятся во Франции, в долине реки Луары, а также в Германии, вдоль реки Рейн. Французский замок Сомюр 2 столетия служил тюрьмой, в замке Сюлли-сюр-Луар томился в ссылке Вольтер, а ранее, в XV в., здесь легендарная Жанна д’Арк уговаривала дофина Карла короноваться. В замке Амбуаз похоронен великий Леонардо да Винчи. Луарский замок Юссе с остроконечными башенками, узкими бойницами и глубокими рвами выглядит настолько романтично, что вдохновил в свое время французского писателя Шарля Перро на создание сказки о спящей красавице.

В Германии помимо исторических, средневековых замков есть один сказочный, построенный во 2-й половине XIX в. баварским королем Людвигом II, — замок Нойшванштайн в Баварских Альпах, недалеко от Мюнхена. Стоящий на скале замок-сказка был вдохновлен любовью Людвига II к музыке Рихарда Вагнера и посвящен «рыцарю с лебедем» Лоэнгрину (название самого замка можно перевести как «Новый лебединый утес»). Замок построен в готическом стиле, отдельные его залы посвящены различным операм Вагнера — «Лоэнгрину», «Тангейзеру», «Парсифалю». Король-мечтатель не жалел денег на строительство и отделку замка, что опустошило государственную казну и вызвало недовольство его подданных. Министры объявили экстравагантное поведение Людвига II сумасшествием и заточили его в замке Берг. Однако и до сих пор неизъяснимое очарование замка Нойшванштайн завораживает путешествующих по этим местам туристов.

Свои замки были и у японских рыцарей — самураев, хотя большинство их построек были деревянными.

Замок стал одним из наиболее ярких символов Средневековья, символом рыцарства. На Руси замки не получили распространения — здесь в основном строились крепости, которые отличались от замков тем, что не представляли собой единое здание, а огораживали относительно большую территорию, на которой помимо дома князя располагались и другие постройки. Одна из разновидностей крепости носит название кремль (самые известные кремли находятся в Москве, Великом Новгороде, Нижнем Новгороде, Казани). В Санкт-Петербурге самой известной является Петропавловская крепость, а недалеко от города сохранился ряд древних крепостей — Орешек, Старая Ладога, Ивангород, Копорье и другие.

Император Павел I, старавшийся во всем следовать рыцарским идеалам и даже возглавивший рыцарский Мальтийский орден, соорудил для себя в Петербурге Михайловский замок. Павел едва ли собирался выдерживать в нем серьезную осаду, однако здесь присутствуют все атрибуты настоящего замка — рвы, подвесные мосты, решетки, комнаты для гарнизона и стражи. Михайловский замок не защитил императора — именно здесь он был убит.

Под Петербургом, в Выборге, сохранился средневековый шведский замок XIII в. За время своего существования замок неоднократно подвергался разрушениям, его перестраивали, реставрировали, а в 1970 г. он стал музеем. В наше время на территории замка проходят исторические реконструкции: любители истории в средневековых костюмах воспроизводят события далеких эпох, устраивают турниры, поединки всадников и т. п.

Затонувшие города

автор — Чижик

Затонувшие города

Легенды о затонувших городах существовали с незапамятных времен. Самая известная из них — об Атлантиде, острове или целом континенте, ушедшем под воду несколько тысяч лет назад со всеми постройками и населением. По представлению древних, причиной подобных катастроф была божья кара. Миф об Атлантиде берет начало в двух диалогах греческого философа Платона, жившего в IV в. до н. э. Он, будто бы пересказывая египетское предание, повествует о великом городе атлантов, достигших невероятного могущества, но погибших от гордыни: они решили, что стали сильнее богов, и боги за это наслали на город гибельное наводнение. Пленившиеся рассказом Платона исследователи, путешественники, авантюристы до сих пор ищут Атлантиду. Существует несколько теорий о месте ее нахождения (если допустить, что легенда имеет некое историческое основание): кто-то продолжает искать ее в Атлантическом океане; кто-то утверждает, что она найдена на дне Эгейского моря, на месте острова Фера (когда-то там взорвался вулкан и часть суши ушла на дно); есть и другие версии. Любопытно, насколько эта легенда оказалась значимой для человечества, насколько она волнует нас до сих пор.

Другой пример столь же завораживающей легенды — история о скрывшемся на дне озера Светлояр русском граде Китеже. В отличие от Атлантиды, это место географически вполне определенно (озеро находится около села Владимирского Нижегородской области). До сих пор рассказывают, что здесь в тихую погоду можно услышать звон колоколов затонувшего города. Впрочем, по легенде, Китеж ушел под воду не потому, что был наказан: наоборот, город таким образом спасся от страшного нашествия татар. На эту тему известный русский композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков написал оперу «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии».

В мире есть не легендарные, а настоящие города, которые существуют под вечной угрозой затопления или находятся в состоянии медленного ухода под воду. Среди самых известных — Амстердам, Венеция, Санкт-Петербург.

Столица Нидерландов Амстердам со своего основания в XIII в. подвергается риску затопления. Это вызвано тем, что город, как и вся страна, находится ниже уровня моря (само название страны «Нидерланды» означает «низкие земли»). От поднятия уровня воды город защищает дамба, возведенная еще в то время, когда он был простой рыбацкой деревушкой. Собственно, имя города Амстердам переводится как «дамба на реке Амстел». Противостоять наступлению моря помогают также многочисленные каналы, которыми так известен Амстердам.

Расположенная на многочисленных островах Венеция в буквальном смысле построена на воде, потому ежегодно там случаются наводнения. Вода заливает улицы и площади, в особенности знаменитую центральную площадь Сан-Марко, являющуюся самой низкой точкой Венеции, и жителям города приходится передвигаться по городу часто по колено в воде. С каждым годом город разрушается и уходит под воду все больше. Помимо естественных, природных причин этому способствует и антропогенный фактор, то есть деятельность человека. Усиленный дренаж низких территорий и давление городских объектов привели к тому, что в последнее время оседание города ускорилось. Для защиты и спасения Венеции принимается ряд мер — в частности, с 2003 г. строится система шлюзов, укрепляются берега, поднимаются пристани.

Петербург, как Амстердам и Венеция, находится в опасной зоне. С момента основания город страдал от частых наводнений, в том числе разрушительных. Самые страшные катастрофы произошли в 1777, 1824 и 1924 гг. С первых лет существования города ему пророчили гибель. В 1722 г. дьячок Троице-Петровского собора стал говорить о скором исчезновении Петербурга, поскольку в соборе, в святом месте, завелась нечисть — кикимора. До наших дней сохранилось поверье, что в лунную ночь недалеко от домика Петра I можно встретить кикимору — бабу с зеленым лицом. Из показаний сына Петра I и Евдокии Лопухиной Алексея Петровича, данных им на допросе, известно также мрачное предсказание царицы Евдокии, первой жены Петра I, сосланной им в монастырь, которая предрекла: «Петербургу быть пусту!». В самых разных литературных произведениях о Петербурге мы сталкиваемся с призраками и проявлениями безумия, порожденными нашим «сочиненным», «умышленным» городом. Наиболее ярко тема разрушения Петербурга и противостояния стихии и воли Петра I, вопреки всему построившего город на болоте, воплощена в поэме Александра Сергеевича Пушкина «Медный всадник». Так миф о будущей гибели города стал его необходимым атрибутом.

Среди уже затонувших городов можно назвать Порт-Ройал на острове Ямайка в Карибском море. Основанный испанцами в 1518 г., этот город был центром торговли в регионе, а к середине XVII в. стал пиратской столицей, откуда пираты совершали набеги на испанские поселения. Порт-Ройал погиб в 1692 г. в результате землетрясения, которое просто обрушило в море часть города, а другую его часть затопило волной от цунами.

Другие города затоплялись искусственно. При строительстве Рыбинского водохранилища в 1947 г. был полностью затоплен старинный русский город Молога, известный с XII в., в том числе и находившийся там Афанасьевский монастырь, основанный в XV в. Частично был затоплен Угличским водохранилищем другой древний город — Калязин. Колокольня Никольского собора в Калязине до сих пор возвышается над водной гладью.

В последние десятилетия в связи с глобальным потеплением климата на Земле (и, как следствие, с таянием ледников) повышается уровень мирового океана. Это становится дополнительной серьезной угрозой для приморских городов и небольших островов и атоллов, находящихся в основном в Тихом океане.

Захаров Андреян Дмитриевич

автор — Чижик

Андреян Дмитриевич Захаров (1761–1811)

Андреян Захаров родился в Санкт-Петербурге в семье прапорщика, мелкого служащего Адмиралтейств-коллегии. В шесть лет был отдан отцом в художественное училище при петербургской Академии художеств, окончив которое, поступил в саму академию. Завершив курс (где преподавали выдающиеся русские зодчие того времени — профессора Александр Филиппович Кокоринов, Алексей Алексеевич Иванов и Иван Егорович Старов) с большой золотой медалью, Захаров продолжил обучение во Франции. Спустя четыре года, вернувшись в Петербург (летом 1786 г.), Захаров начал преподавать архитектуру в Академии художеств. В 1794 г. он получил звание академика и стал архитектором всех академических строений. Через пять лет по повелению Павла I Захаров был назначен архитектором города Гатчины, где находилась загородная резиденция императора. Он перестроил для монарха дворец, возвел множество других построек. Из-за постоянной занятости Винченцо Бренны принимал активное участие в строительстве Михайловского замка.

Захаров строил в Кронштадте, планировал порт на Стрелке Васильевского острова. Ему принадлежат проекты Галерного порта и Морского госпиталя, но главный его вклад в петербургское наследие — это здание Адмиралтейства. Идея перестроить обветшалое Адмиралтейство, придав ему новый облик, достойный столицы, существовала давно. Но к началу XIX в. стало ясно, что вписать промышленное предприятие в архитектурный ансамбль центра города, так чтобы оно гармонично соседствовало с находящимися рядом Зимним дворцом и Медным всадником, довольно трудно. Кроме того, в 1802 г. было создано Министерство морских сил — и вопрос о его размещении не вызывал сомнений: оно должно находиться именно в Адмиралтействе. Замысел Захарова был таков: сохранить композицию двора-верфи, башню со шпилем, построенную еще в первой половине XVIII в. архитектором Иваном Кузьмичом Коробовым, и в то же время создать новое, неповторимое здание — символ морских побед и символ города одновременно (см. Символы Санкт-Петер-бурга). Зодчий отдал много сил этому строительству, но конца работы так и не дождался. Умер Андреян Захаров в 1811 г., был похоронен на Смоленском кладбище; позже его прах перенесли в Некрополь мастеров искусств Александро-Невской лавры.

Здание штаба Гвардейского корпуса

автор — Чижик

Здание штаба Гвардейского корпуса

Здание ограничивает Дворцовую площадь с восточной стороны. Участок этот начали застраивать уже в начале XVIII в. Здесь находился дом Андрея Константиновича Нартова, знаменитого изобретателя, токаря Петра I. При Павле I на этом месте архитектор Винченцо Бренна построил здание экзерциргауза (впоследствии такие здания называли манежем). В плохую погоду здесь, защищенные крышей от дождя и снега, маршировали гвардейские полки.

В 1827 г. был объявлен конкурс на проект застройки восточной границы Дворцовой площади. К этому времени напротив Зимнего дворца уже высились стены здания Главного штаба, и возникла необходимость придать площади законченный вид. Сложность задачи определялась тем, что император планировал соединить в одном здании манеж и театр, поскольку предыдущий театр был разрушен при строительстве Главного штаба. В конкурсе участвовали лучшие архитекторы того времени (Карл Иванович Росси, Василий Петрович Стасов, Огюст Монферран, Константин Андреевич Тон и Александр Павлович Брюллов), но ни один из проектов не был принят. В дальнейшем необходимость в строительстве театра отпала, поскольку в Петербурге к этому времени уже были построены 2 великолепных здания — Александринского и Михайловского театров. Было решено отдать этот участок Дворцовой площади под здание штаба Гвардейского корпуса, так как в недавно возведенном комплексе Главного штаба не хватало пространства для размещения всех военных служб. К тому же гвардия всегда занимала особое место в столичной жизни, а также играла большую роль в российской истории.

По распоряжению Николая I А. П. Брюллов в 1837 г. разработал проект здания, а в 1843 г. строительство было завершено. Здание штаба Гвардейского корпуса удачно по пропорциям. Один из его фасадов выходит на Дворцовую площадь, другой — на проезд к набережной Мойки. Главный фасад украшает портик из 12 ионических колонн и лепные барельефы. Фасады выполнены в модном тогда помпейском стиле, особенно любимом Брюлловым еще со времен его работы в Италии. Здание штаба Гвардейского корпуса — великолепный памятник классицизма, гармонично сочетающийся с другими сооружениями Дворцовой площади. Архитектору удалось соединить простоту и даже аскетизм отделки с изящностью, присущей соседним постройкам, связать барочное здание Зимнего дворца с классицистическим — Главного штаба. Фасад здания расположен параллельно оси, идущей от Зимнего дворца через арку Главного штаба, и замыкает периметр Дворцовой площади. Заслуга Брюллова как архитектора состоит в выборе правильного масштаба здания и в том, что членение фасада здания портиком повторяет ритм колонн и деление на этажи здания Главного штаба. Между зданиями штаба Гвардейского корпуса, Главного штаба, набережной реки Мойки и Дворцовой площадью в 1877 г. образовалась площадь, которую использовали для строевых упражнений гвардейцев. Она получила название площади Гвардейского штаба, которое просуществовало до 1925 г., после чего было утрачено, хотя площадь существует и поныне.

После Октябрьской революции 1917 г. в здании разместился штаб Петроградского военного округа, откуда Владимир Ильич Ленин руководил Красной армией (об этом напоминает мемориальная доска на фасаде здания). В настоящее время в здании размещается штаб 6-й армии военно-воздушных сил и противовоздушной обороны. К сожалению, во время современных праздников в Петербурге стало традицией размещать на главном фасаде штаба огромные панно, фактически закрывающие все здание.

Зимний дворец

автор — Чижик

Зимний дворец

Первый Зимний дворец возник напротив Петропавловской крепости, недалеко от Адмиралтейства, на участке, выделенном корабельному мастеру Петру Михайлову (так нередко называл себя царь-корабел Петр I). Но уже в 1711 г. на месте деревянного был возведен двухэтажный каменный дом. Он напоминал типовой «образцовый дом для именитых граждан», проект которого разработал Доменико Трезини. Именно в этом дворце праздновали свадьбу Петр I и Екатерина I.

В 1716–1720 гг. архитекторы Георг Иоганн Маттарнови и Жан Батист Леблон построили новый дворец, в котором царь-реформатор прожил последние семь лет своей жизни. В этом дворце, в маленькой комнатке под лестницей, Петр I умер. Долгие годы историки были уверены, что дворец разобрали во время строительства на его месте Эрмитажного театра, но в конце ХХ в. обнаружилось, что некоторые помещения были включены в строящееся здание и, таким образом, сохранились. Теперь, стоя на берегу Зимней канавки, можно увидеть восстановленный фрагмент петровского дворца.

Четвертый Зимний дворец в 1731 г. начал строить неизвестный тогда архитектор Франческо Бартоломео Растрелли для императрицы Анны Иоанновны (1730–1740). Дворец оказался невелик, сразу после окончания строительства к нему начали пристраивать новые корпуса. Новая императрица Елизавета Петровна (1741–1761) поначалу также увеличивала дворец пристройками, но в 1754 г. приказала Растрелли сломать его и начать строительство заново. Одновременно для императрицы был поставлен временный деревянный дворец на углу Невского проспекта и набережной реки Мойки (см. Набережные Санкт-Петербурга).

Нынешний, шестой по счету, Зимний дворец был закончен Растрелли в 1762 г. Сейчас это грандиозное строение имеет более тысячи помещений. Архитектор задумывал дворец как отдельное здание, поэтому каждый его фасад неповторим. Впоследствии восточный фасад, обращенный к Зимней канавке, был застроен. Если смотреть на план дворца, то кажется, что в нем нет ни одной прямой линии: фасады изломаны выступами и ризалитами. Прекрасно продуман ритм пилястр и колонн, а промежутки между ними заполнены лепниной, масками, гирляндами, раковинами. Светло-зеленые стены дворца органично сочетаются с белоснежными колоннами. На крыше здания можно увидеть череду разнообразных скульптур и купол дворцовой церкви. Первоначальное внутреннее убранство дворца почти не сохранилось — его практически полностью уничтожил страшный пожар 1837 г. Только Иорданская лестница была восстановлена архитектором Василием Петровичем Стасовым по рисункам Растрелли.

С момента окончания строительства дворец был резиденцией русских императоров (за исключением Павла I, который не любил его и в качестве своей резиденции построил Михайловский замок) и хранилищем уникальной художественной коллекции, собирать которую начала еще Екатерина II. Поначалу коллекцией могли любоваться только гости императрицы, отсюда и название — Эрмитаж, что в переводе с французского означает «уединение», «приют отшельника». Но уже в XIX в. музей открыли для широкой публики. Современный всемирно известный музей Эрмитаж занимает не только Зимний дворец, но и соседние здания Малого Эрмитажа, Нового Эрмитажа, Большого Эрмитажа и Эрмитажного театра.

До начала ХХ в. Зимний дворец оставался самым высоким зданием в Санкт-Петербурге, поскольку было запрещено строить дома выше него.

Зоологический музей

автор — Чижик

Зоологический музей

Зоологический музей Санкт-Петербурга, созданный на базе зоологической коллекции Кунсткамеры, — один из самых крупных музеев мира. Годом его создания считается 1832-й. Первым директором музея был академик Федор Федорович Брандт.

В 1767 г. зоологические коллекции Кунсткамеры были выделены в особое подразделение и отданы в управление Петера Симона Палласа, видного ученого-энциклопедиста, очень многое сделавшего для описания фауны России. Огромный вклад в дело пополнения коллекций внесли научные экспедиции таких исследователей, как Паллас, Иван Иванович Лепехин, Иоганн Петер Фальк и Иван Иванович Георги, Самуил Георг Готлиб Гмелин и Иоганн Антон Гюльденштедт. Именно они положили начало систематическому изучению природных богатств России.

В начале 1830-х гг., в ходе реформы Академии наук, коллекции Кунсткамеры были разделены по профильным музеям. Зоологический музей расположился в Музейном флигеле академии. Его коллекции постоянно пополнялись. В конце XIX в., благодаря в основном экспедициям Николая Михайловича Пржевальского, они стали настолько обширны, что музею потребовалось новое строение. В 1891–1893 гг. музей получил здание на Стрелке Васильевского острова по адресу Университетская набережная (см. Набережные Санкт-Петербурга), дом № 1, и в 1901 г. был открыт для посетителей. Все экземпляры коллекции музея были разделены на выставочные и фондовые.

В первой половине XX в. на базе Зоологического музея был создан крупнейший в своей сфере исследовательский институт Академии наук СССР. На сегодняшний день в залах музея выставлено около 40 тысяч экспонатов, а в его запасниках находится еще около 15 миллионов. Тематические коллекции и диорамы музея позволяют посетителям получить полное представление об условиях обитания тех или иных животных (в том числе редких и вымерших). Музей посещает около миллиона человек в год.

В Зоологическом музее хранится много уникальных экспонатов. Один их них — любимая лошадь Петра I Лизетта. По легенде, лошадь Петра I была крайне привязана к своему хозяину, и после ее смерти Петр I повелел сделать из нее чучело и поместить в музей. Экспозиция музея делится на три зала. В первом зале представлены насекомые, ластоногие и китообразные. Кроме того, здесь же находятся первые экспонаты Кунсткамеры, приобретенные еще Петром I. Во втором зале помещается коллекция позвоночных животных: рыбы, рептилии и птицы. Третий зал полностью посвящен млекопитающим. В начале зала находится диорама «Лежбище морских котиков», а в конце зала — диорамы «Группа львов на отдыхе», «Жирафы в саванне» и «Высокогорье Тянь-Шаня».

Большой интерес представляет коллекция мамонтов, имеющаяся в распоряжении Зоологического музея. Кроме скелетов, здесь есть и сохранившийся целиком мамонтенок Дима, тело которого было найдено в 1977 г. в устье ручья Киргилях в Магаданской области на глубине 2 метров от поверхности земли. Его обнаружил водитель бульдозера, который проводил работы по вскрытию предполагаемого золотоносного месторождения. Все тело мамонтенка прекрасно сохранилось, только шерсть отпала при оттаивании. По различным данным мамонтенок жил от 13 до 40 тысяч лет назад.

Обнаружение настолько хорошо сохранившегося мамонта стало сенсацией в мировом научном сообществе. Интерес к этому экспонату Зоологического музея до сих пор настолько велик, что его часто вывозят для демонстрации в других музеях и на временных выставках. История обнаружения мамонтенка вдохновила людей на написание стихов, рассказов и даже создание мультфильма «Мама для мамонтенка».

Совсем недавно ученые обнаружили еще одного малыша мамонта, который был назван Машей.

Зощенко Михаил Михайлович

автор — Чижик

Михаил Михайлович Зощенко (1895–1958)

Зощенко родился в Полтаве (по другим сведениям — в Санкт-Петербурге). Его отец, небогатый дворянин, был художником, входил в Товарищество передвижных художественных выставок. Окончив гимназию, Зощенко поступил на юридический факультет Петербургского университета (см. СПбГУ), однако учебе помешала война. В 1915 г. будущий писатель ушел на фронт. За два года, проведенных в действующих войсках, Зощенко был трижды ранен, отравлен газами (немцы практиковали химические атаки); он удостоился четырех орденов за боевые заслуги. В короткий период между двумя революциями 1917 г. занимал пост коменданта Главного почтамта и телеграфа Петрограда. Затем добровольно вступил в Красную армию и воевал еще два года, после чего был демобилизован по болезни. До того как были написаны и изданы его первые рассказы («Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова»), он еще успел поработать следователем по уголовным делам и делопроизводителем в Петроградском военном порту.

Уже первые произведения Зощенко встретили самый горячий отклик публики 1920-х гг. Секрет был в том, что писатель нашел особую сказовую манеру для своих коротких сатирических текстов. Герои их говорили удивительным послереволюционным языком, в котором были перемешаны городское просторечие, еще не усвоенные толком слова из литературной речи, лозунги передовых статей советских газет и партийных воззваний. Складывалось впечатление, что на том же языке говорит и думает сам писатель. Простодушные читатели не замечали, что во многих текстах рассказ ведется не от лица автора, а от лица выдуманного персонажа. Автор был не равен своим героям, но казался равным. Рассказы и фельетоны Зощенко стали известны публике не только благодаря публикациям в книгах и журналах (он, например, регулярно печатался в рассчитанном на массового читателя сатирическом журнале «Крокодил») — их часто читали с эстрады и по радио, и в полуграмотной стране Зощенко приобрел огромную популярность. Он также написал ряд пьес, среди которых наибольшим успехом пользовалась его комедия «Парусиновый портфель».

Первые волны репрессий Зощенко не коснулись. Однако в 1946 г. вышло постановление Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза о журналах «Звезда» и «Ленинград», где писатель был заклеймен как пошляк и враг советской литературы (в том же постановлении оскорбительному порицанию подверглась Анна Андреевна Ахматова). Зощенко не согласился с «партийной критикой», отказался каяться, был исключен из Союза писателей и практически лишен средств к существованию. После смерти Сталина — главного вдохновителя расправ с деятелями культуры — Зощенко был восстановлен в Союзе писателей, но его физическому и психическому здоровью уже был нанесен непоправимый удар. В последние годы жизни он работал в журналах «Крокодил» и «Огонек». После достижения пенсионного возраста и до самой смерти (с 1954 по 1958 г.) Зощенко было отказано в пенсии.

Могила писателя находится на Сестрорецком кладбище под Петербургом, так как похороны на Литературных мостках Волковского кладбища не были разрешены.

В скромной двухкомнатной квартире Зощенко открыт музей-квартира писателя (набережная канала Грибоедова, 9), памятник ему установлен в Сестрорецке, где он провел свои последние годы, живя на даче.